Меню Рубрики

Кортизол сдают при беременности

Длительный сильный стресс негативно сказывается на беременности. В этом виноваты гормоны стресса. Кортизол — в первую очередь. При высоком уровне стрессовых гормонов способность к зачатию и вынашиванию ребенка снижается, может произойти выкидыш (Сапольский 2004 год; Непомящий и др., 2006). Дети, скорее всего, родятся недоношенными, более склонными к задержкам развития и болезням обмена веществ в дальнейшем (Сапольский 2004; Погги-Дэвис и Сэндман, 2006).

Однако это не значит, что при нормально протекающей беременности кортизол и другие гормоны стресса не повышаются. В статье рассматриваются гормональные изменения, характерные для нормально протекающей беременности, а также объясняется:

  1. Как стрессовые гормоны помогают расти и развиваться плоду.
  2. Как кортизол влияет на мозг будущей матери и ее настроение.

Когда вы испытываете стресс или только думаете о нем, мозг, а именно гипоталамус, выделяет кортикотропин-рилизинг гормон (КРГ). Гипофиз ловит этот сигнал и выделяет адренокортикотропный гормон (АКТГ), дающий команду надпочечникам активировать синтез глюкокортикоидов, таких как кортизол. Под влиянием глюкокортикоидов и адреналина мозг и тело перестраивается на критический режим. Дыхание и пульс ускоряются, что позволяет доставлять больше кислорода к мышцам. Уровень глюкозы в крови растет. Физиологические процессы, не являющиеся столь необходимыми для избежания опасности (пищеварение, рост, восстановление), временно отключаются. Вы находитесь в аварийном режиме. Ум активирован, тело готово к действиям (Сапольский, 2004).

Когда критическая ситуация заканчивается, гормоны возвращаются к своему прежнему, базовому уровню. Но что делать, если и базовые уровни высоки? Повышение базального уровня кортизола — плохая новость. Это признак того, что ваше тело находится в постоянной боевой готовности и работает на износ.

Для беременной женщины и ее плода высокие уровни кортизола представляют особую опасность. Если кортизол повышен, аномалия связана с риском раннего выкидыша. Это также может привести к преэклампсии (гипертензии, вызванной беременностью), задержке роста плода, преждевременным родам и послеродовой задержке развития (Рейс и соавторы 1999; Погги-Дэвис и Сэндман 2006). Принимая во внимание подобные риски, мы бы могли ожидать, что низкий уровень глюкокортикоидов — залог нормально протекающей беременности. Однако, это не так.

Во втором триместре беременности уровень циркулирующего КРГ растет экспоненциально (Масторакос и Ильяс 2003). Обычно такой всплеск будет стимулировать перепроизводство глюкокортикоидов у матери, но сигналы являются неэффективными, если у них нет получателя. Поэтому, чтобы сделать свою работу, КРГ должен связаться со специальными рецепторами в головном мозге (Дитрих и др. 1999).

Беременные женщины производят большое количество КРГ-связывающего белка, который мешают рецепторам распознать данный гормон. В результате, большая часть КРГ оказывается биологически неактивной (Маклин и Смит, 2001). Ситуация меняется в конце беременности. В течение последних трех недель беременности уровень КРГ поднимается, в то время, как содержание КРГ-связывающего белка уменьшается. Резко увеличивается количество биологически активного КРГ, происходит пик секреции кортизола.

Уровень кортизола начинает подниматься со второго триместра (Кэрр и др., 1981), но пика достигает только на поздних сроках беременности. В последние недели до родов уровень кортизола в 2-3 раза выше обычного (Дорр, 1989). Такие уровни находятся в том же диапазоне, что и у человека с меланхолической депрессией и синдромом Иценко-Кушинга (Каммерер и др., 2006).

Повышенные пренатальные уровни стресса были обнаружены у ряда млекопитающих, в том числе овец (Келлер-Вуд, 1998), грызунов (Эткинсон и Ваддел, 1995; Робинсон и соавторы, 1989), приматов (Пауэр и Шулькин, 2006).

Обычно КРГ секретируется мозгом, но у беременных человекообразных обезьян крутой подъем гормонов контролируется плацентой и фетальной ДНК. Гены плода заставляют выделять плаценту собственные гормоны, которые поступают в материнский кровоток.

Таблица № 1. Кортизол (сыворотка, плазма)



Подпишитесь на наш Ютуб-канал!

Единицы Небеременная взрослая женщина Первый триместр Второй триместр Третий триместр
мкг / дл 0 — 25 7 — 19 10 — 42 12 — 50
нмоль / л 0 — 690 193 — 524 276 — 1159 331 — 1380

Источник: Аббаси-Ганавати М, Грир Л.Г., Каннингем Ф.Г. Беременность и лабораторные исследования: справочная таблица для врачей. Obstet Gynecol. 2009 Dec, 114 (6): 1326-31

Исследователи обнаружили несколько ключевых функций стрессовых гормонов.

В первые дни беременности КРГ подавляет иммунную систему матери, защищая плод от иммунитета матери (Макригианнакис и др, 2001). Позже КРГ помогает регулировать ток крови между плацентой и плодом (Маклин и Смит, 1999), дозревать органам плода (Маджуб и Каралис, 1999), влияет на сроки рождения (Маклин и Смит, 2001).

Поздние всплески кортизола играют роль в развитии мозга и созревании легких (Кроули, 2000; Мэттьюс и др., 2004). Когда дети рождаются преждевременно, до поздних всплесков кортизола, они чаще испытывают проблемы с дыханием и страдают межжелудочковыми кровоизлияниями в мозг. По этой причине национальные институты здравоохранения рекомендуют прием кортикоидов женщинам с риском преждевременных родов.

КРГ и кортизол могут сделать женщин менее чувствительными к стрессорам — женщины на последних стадиях беременности не показали рост кортизола при погружении рук в ледяную воду. (Каммерер и др., 2002).

Одна из интереснейших функций стрессовых гормонов касается материнского поведения. КРГ и гормоны, им стимулированные, могут подготавливать мозг для материнства. Например, пренатальный уровень кортизола был связан с более внимательным материнством у бабуинов. В одном исследовании матери, которые провели больше времени с детенышем, имели более высокие уровни кортизола при беременности (Барди и др., 2004).

Исследования на людях показывают аналогичные результаты. В одном исследовании измерили уровни кортизола в течение 24-48 часов после родов — времени, в течение которого женщины находятся еще под влиянием пренатальных гормонов. Исследователи попросили женщин прослушать записанные крики младенца и измеряли уровень кортизола до и после прослушивания. Матери, показавшие более высокие уровни глюкокортикоидов, больше сочувствовали ребенку, когда он кричал. Кроме того, более симпатизирующие матери показали более высокую частоту сердечных сокращений до и после прослушивания крика ребенка (Сталлингс и др., 2001). Другие исследования показали, что у матерей, имевших более высокие уровни кортизола:

• выявлено более позитивное материнское поведение в отношении ребенка (Флеминг, 1987).

• повышена симпатия к запаху своего ребенка (Флеминг, 1997).

• повышена способность отличать запах собственного ребенка от чужих (Флеминг, 1997).

Как гормоны стресса влияют на материнское поведение, до конца пока не ясно. Возможно, они оказывают прямое воздействие на мозг матери, заставляя быть ее более бдительной и эмоционально-отзывчивой (Сталлингс и др., 2001). Кроме того, эти гормоны могут быть маркерами других гормональных изменений (Мастрипиери, 1999). Плацентарный КРГ, а также кортизол, стимулирует синтез эстрогенов (Пауэр и Шулькин, 2006). Эстрогены делают женщину чувствительной к окситоцину и эндорфинам, улучшает самочувствие и укрепляют связь между матерью и ребенком (Кеверне, 1996).

Вроде бы, у стресс-гормонов много полезных свойств, однако есть и минусы. Обычно высокая базальная секреция кортикоидов определяется при синдроме Иценко-Кушинга, характеризующегося меланхолической депрессией, тревожностью, раздражительностью, перепадами настроения, бессонницей (Сонино и Фава, 2001). Пациенты с меланхолической депрессией утрачивают способность испытывать удовольствие, позитивное мышление. Они испытывают физическое возбуждение, бессонницу, и снижение аппетита.

Учитывая эти взаимосвязи, кажется правдоподобным, что стресс-гормоны и, в частности, уровень кортизола, влияют на настроение беременных женщин (Каммерер, 2006), и психологические эффекты могут распространяться и на послеродовой период. Некоторые исследования сообщают, что базальные уровни кортикоидов и КРГ снижаются в течение нескольких дней после родов (Маклин и Смит, 1999). Тем не менее, базальные уровни глюкокортикоидов остаются высокими у некоторых женщин после родов и могут не вернуться к базальным уровням, которые были до беременности даже после 8 недель после родов (Каммерер и др., 2002). Это говорит о том, что некоторые послеродовые расстройства настроения могут быть вызваны кортизолом. Интересно, что когда после родов крысам вводили глюкокортикоид, у них появлялись признаки подавленного поведения.

Необходимы дополнительные исследования для более убедительных аргументов. Беременность и роды связаны с изменением других важных гормонов, а не только стрессовых. Чтобы определить уровень кортизола в качестве причины послеродовых депрессий и дисфории при беременности, нужно изучить аналогичное действие других гормонов беременности. Кроме того, существует возможность дисфории при сниженном уровне кортизола, когда женщины испытывают спад кортизола и склонны к атипичным депрессиям (Каммерер и др., 2006). Несмотря на свое название, атипичная депрессия встречается чаще меланхолической депрессии. Пациенты с атипичной депрессией способны испытывать удовольствие, не страдают бессонницей и потерей аппетита.

Наконец, не ясно, чувствуют ли беременные или родильницы стресс таким же образом, как обычные люди. Ведь, как было написано выше, повышенные гормоны стресса могут ослаблять систему стрессового реагирования, делая будущую мать менее реактивной в стрессовых ситуациях (Каммерер и др., 2002). Кормящие матери после воздействия стресса имеют более низкий уровень кортизола, чем матери, которые перевели детей на искусственное вскармливание (Хайнрихс и соавторы, 2002).

источник

Здравствуйте! Очень нужна ваша консультация, т.к. я — кормящая мама! У меня месяц назад появились высыпания на теле в виде укусов комаров, которые вскоре превращаются в большие красные пятна, был отек губы и глаз. При этом ничего не чешется — реагируют высыпания только на антигистаминные (в данном случае это «Цитрин»). По совету врача — сдала анализы на гормоны щитовидки. Результаты:

— АТПО — 230 МЕ/мл (при норме до 34.0),

— ТТГ — 4.14 мкМЕ/мл (при норме 0.27 — 4.2),

— (T4 свободный) — 1.01 нг/дл (при норме 0.93 — 1.7),

— (T3 свободный) — 3.38 пг/мл (при норме 2.0 — 4.4).

Также были сданы печеночные пробы — превышений допустимых норм нет, развернутый анализ крови показал:

— Еритроциты (RBC) — 4.89 10^12 клеток/л. (при норме 3.7-4.7),

— Гемоглобин (HGB) — 147 г/л. (при норме 120-140),

— Эозинофилы (на 100 лейкоцитов) — 0 % (при норме 0.5-5.0).

Также были сданы ревмопробы — все в норме!
Кстати кортизол, который я ошибочно сдала показал 20, 1 (при норме 6.2 — 19.4).

Можно ли кормить грудью дальше и что это может быть? При беременности проблем не было — все было в норме, УЗИ нормальное! Заранее спасибо за ответ!

Здравствуйте!
Очень бы хотелось услышать альтернативное профессиональное мнение о своем здоровье, в интернете слишком много противоречивой информации, сложно самостоятельно сделать верные выводы..

Мне 24 года. Основная моя проблема (или следствие пока неизвестной мне проблемы) — нерегулярный менструальный цикл. Менструации начались лет в 12 и цикл почти сразу стал стабильным — 28 дней. В 15 лет я начала жить половой жизнью. Через несколько месяцев я решила перейти на оральные контрацептивы, по рекомендации гинеколога начала принимать «Регулон». После 8-ми месяцев приема я поправилась на 10 кг. Закончив очередной цикл, решила не продолжать. Набранный вес ушел в течение месяца-полутора после отмены без каких-либо специальных мер. Однако, с тех пор (примерно с 16-ти лет) мой цикл не имеет никаких предсказуемых границ.
В силу своей юношеской легкомысленности я никак не лечила это и не обращалась к врачу. Средние колебания цикла были от 22 до 45 дней. Бывало иногда, что менструаций не было по 2-3 месяца. Никаких особых внешних причин для этого не было. Вместе с этим ощутимо снизилось либидо.
Партнер был постоянный, уже несколько лет он — мой муж, и мы очень сильно хотим завести ребенка. После очередной двухмесячной задержки, желая привести здоровье в порядок перед запланированной беременностью, я обратилась к гинекологу. В мазке обнаружили молочницу, УЗИ выявило кисту размером около сантиметра у вершины левого яичника (это место было немного болезненно при нажатии на осмотре гинеколога, также в обычной жизни иногда возникали тянущие ощущения в этой области).
Гинеколог рекомендовала пропить 10 дней «Дюфастон», чтобы вызвать месячные, от молочницы — «Тержинан», и в течение 3-х месяцев пропить ОК «Линдинет-20» для нормализации цикла. Также, пройти обследование у эндокринолога. По поводу кисты сказала, что она настолько мала, что смысла ее как-то специально лечить — нет, может сама пройдет. Никаких противопоказаний к беременности она не обнаружила, даже напротив, сказала, что на фоне отмены ОК «хорошо беременнеют».
Все рекомендации я выполнила. Не очень хотелось принимать ОК в связи с печальным опытом, но после месячных, вызванных «Дюфастоном» снова была двухмесячная задержка, поэтому решила соблюсти рекомендации до конца. Сейчас закончила второй цикл приема назначенных ОК. Уже +3 кг.
Эндокринолог своим довольно безразличным отношением доверия не вызвала, по результатам анализов на гормоны и УЗИ щитовидки также сказала, что все в норме, назначила «Йодбаланс» и отправила беременнеть на здоровье. Я, правда, прочитав огромное количество информации из разных источников засомневалась в «нормальности» моих результатов, особенно наблюдая у себя некоторые симптомы, обычно связываемые с гормональными нарушениями..
Ниже привожу результаты моих анализов, в скобочках — указанные на бланке нормы лаборатории.
Пролактин — 529 мМе/л (N=317 мМЕ/л (67-726));
Кортизол — 713 нмоль/л (N=378 нмоль/л (150-670));
ТТГ — 1,45 мкМЕ/мл (N=1,37 мкМЕ/мл (0,23-3,4));
своб. Т4 — 12,2 пмоль/л (N=10-23,2 пмоль/л)).
УЗИ щитовидной железы: расположена типично, эхогенность несколько снижена, контур четкий, ровный, Структура обеих долей диффузно-неоднородная, в правой доле п/полюсе гипоэхогенный узел 6*5 мм. Размеры правой доли: ширина 20 мм, толщина 18 мм, длина 46 мм. Размеры левой доли: ширина 17 мм, толщина 15 мм, длина 45 мм.

На всякий случай напишу: мой рост 170 см, вес 76 кг. За последние три года — прибавка около 15-16 кг. Образ жизни и питания никак не менялся. Однако, не знаю насколько это связано с функционированием моей эндокринной или других систем, мой эндокринолог уверенна, что никак. Первостепенным для меня сейчас является мое репродуктивное здоровье, возможность без проблем зачать, выносить и родить здорового малыша. Хотя я понимаю, что все надо рассматривать комплексно, поэтому и пишу так подробно.

Пожалуйста, не могли бы Вы как-то прокомментировать мои анализы или сделать какие-либо выводы о моем здоровье? Опровергнуть или подтвердить мои опасения, может, дать какие-то рекомендации?
На мой взгляд, ситуация не выглядит нормальной вопреки мнению моих врачей.
Повторюсь, очень бы хотелось услышать альтернативное профессиональное мнение, потому что без соответствующего образования обилие информации даже из авторитетных источников способно вселить лишь только сомнения и страхи.
Простите за большое количество текста, хотелось наиболее полно отразить ситуацию.
Заранее, большое спасибо!

источник

Вы решили стать мамой?! Тогда Вам нужно начинать планировать свою беременность. Планирование беременности – важнейший процесс, в который входит посещение врача-гинеколога, прохождение обследований и сдача анализов, определение наиболее благоприятных дней для зачатия, а также подготовка к зачатию Вашего мужчины. Если Вы недавно родили ребенка, и пока не собираетесь рожать второго, то в этой рубрике Вы сможете ознакомиться с разнообразными методами контрацепции.

Хотите забеременеть как можно скорее?! В наших статьях Вы сможете ознакомиться с основными способами, как быстро забеременеть, а также узнаете, как можно запланировать пол будущего ребенка, какие основные анализы нужно сдать перед зачатием ребенка, как питаться и как правильно подготовиться к тому, чтобы быть хорошими родителями.

Читайте также:  Адреналин кортизол витамин с

Как происходит зачатие ребенка? Что дальше происходит с зародышем? Когда нужно заниматься сексом, чтобы забеременеть? Какие сексуальные позы наиболее благоприятны для зачатия? Какие факторы влияют на вашу способность зачать ребенка? Как подготовить к зачатию мужчину? Узнайте всё о зачатии ребенка, прочитав наши статьи, посвященные этому вопросу!

Узнайте, какие причины приводят к женскому и мужскому бесплодию, какие обследования проводятся для диагностики бесплодия, как можно вылечить бесплодие, и что делать, если оно неизлечимо. Всё о современных методах искусственного оплодотворения – об экстракорпоральном оплодотворении (ЭКО), ИКСИ, инсеминации спермы и донорском методе лечения бесплодия. Еще десять лет назад диагноз «бесплодие» был приговором для многих пар. Но с появлением новых репродуктивных технологий ситуация кардинально изменилась! Не опускайте руки и не поддавайтесь отчаянию – и все обязательно получится!

Потеря ребенка – это всегда трагедия, и от момента, когда это произошло – в первые недели или на более поздних сроках беременности – тяжесть этой утраты не становится меньше. Как справиться с этой потерей? Как восстановиться после выкидыша? Какие причины приводят к выкидышам и внематочной беременности? Как этого избежать? Когда можно попробовать забеременеть снова? Статьи в данной рубрике посвящены выкидышам, внематочной беременности и абортам.

Беременность – это состояние, которое любую женщину делает прекрасной! Узнайте, как будет проходить Ваша беременность на разных ее сроках, как правильно питаться и чего лучше не кушать, как одеваться, ухаживать за собой, что безопасно для будущей матери и ее ребенка, а что категорически запрещено. В своих статьях мы постарались максимально подробно ответить на самые распространенные вопросы, интересующие большинство будущих мамочек.

Любая будущая мама на каждом этапе беременности желает знать, как внутри нее развивается ее ребенок, как он выглядит, сколько весит и какими новыми навыками он обзавелся. В этой рубрике мы собрали статьи, посвященные каждой неделе, каждому месяцу, каждому триместру беременности.

То, что беременной женщине нужно особое питание, и что есть ей нужно «для двоих» — известно абсолютно всем. Но знаете ли вы, что значит «особое» питание?! И чем отличается питание женщины, вынашивающей многоплодную беременность? Какие полезные вещества, витамины и микроэлементы важны для будущей матери? Из каких продуктов можно получить максимум пользы, а от каких лучше вовсе отказаться? Как правильно готовить еду во время беременности? Данная рубрика посвящена правильному, здоровому, сбалансированному питанию для будущих матерей, а также для кормящих женщин.

Что должно лежать в аптечке беременной женщины? Какие недуги могут подстерегать будущую маму? Как бороться с этими недугами? Какие лекарственные препараты можно употреблять беременным, а какие категорически запрещены? От чего болит живот, от чего кружится голова и сводит судорогой ноги во время беременности? Какие симптомы указывают на необходимость срочно обратиться к врачу? Об этом (и не только!) читайте в наших статьях, посвященных лечению во время беременности.

Кровь, моча, мазки, УЗИ… От количества полученных направлений на анализы рябит в глазах?! Не переживайте – на практике все не так страшно, как кажется! Какие анализы нужно обязательно сдавать в каждом триместре беременности? Для чего нужны исследования и скрининги, проводимые беременным женщинам? Нужно ли сдавать все анализы, или от каких-то можно отказаться? Полный перечень всех обязательных и дополнительных анализов, которые назначаются будущим мамам, вы найдете в нашей рубрике «Анализы».

Как начинаются роды? Какие признаки у преждевременных родов? Когда и как должны отходить околоплодные воды? Что потребуется мамочке и малышу в роддоме и когда нужно туда отправляться? Как всё будет происходить? Что ждет женщину после родов. В нашей рубрике «Роды» мы расскажем обо всем, что нужно знать беременным женщинам о подготовке к родам, о самом процессе родов и о послеродовом восстановлении. Помните, что физическое здоровье и психологическая подготовка к родам – залог родов без осложнений!

В рубрике «Новорожденный» Вы найдете для себя массу полезных советов и информации по всем вопросам, посвященным уходу за новорожденным младенцем – от купания и кормления ребенка, пеленания, установлении режима сна и бодрствования, как справиться с коликами, и до того, когда необходимо срочно вызвать врача. Вы также узнаете, как расшифровать плач Вашего ребенка, как должен расти и развиваться малыш по неделям, какие прибавки веса и роста считаются оптимальными, и еще множество нужной и интересной информации.

источник

Будумамой → Обследования беременной → Кортизол при беременности: нормативная таблица

Кортизол при беременности меняет свой уровень в зависимости от срока гестации. Специалисты считают, что колебания кортизола в крови матери обусловлены функционированием надпочечников плода т. к. этот гормон может проникать через плаценту.

Данная таблица публикуется в ознакомительных целях и не дает возможность ставить себе диагноз самостоятельно или расшифровать результат обследования без участия врача.

Срок беременности в неделях Медиана, нмоль/л Референтные значения, нмоль/л
1-2 335 246-423
5-6 413 360-466
7-8 503 416-590
9-10 577 446-707
11-12 584 430-738
13-14 702 532-872
15-16 733 484-983
17-18 791 552-1030
19-20 887 720-1054
21-22 1017 773-1260
23-24 1066 858-1275
25-26 1096 995-1197
27-28 1069 926-1212
29-30 998 898-1097
31-32 988 859-1118
33-34 1018 1001-1143
35-36 1056 982-1129
37-38 1152 1070-1235
39-40 1216 1014-1328

Автор: Николаева О. П.
Дата публикации: 02.04.2017
Перепечатка без активной ссылки запрещена

Вся информация в статье, а также нормы и таблицы представлены только для общего ознакомления. Она не дает оснований ставить себе диагноз или назначать лечение самостоятельно. Всегда обращайтесь к врачу!

источник

Женщины более эмоционально реагируют на происходящее вокруг них. Домашние заботы, проблемы на работе, неустроенность личной жизни, непосильные физические нагрузки – все это приводит к стрессу. Организм в этом случае реагирует повышением уровня кортизола в крови, его называют гормоном стресса.

Редкие выбросы активного вещества являются защитным механизмом. Эта гормональная поддержка организма увеличивает его стрессоустойчивость. Повышенный кортизол у мужчин и женщин в течение продолжительного периода крайне негативно сказывается на состоянии здоровья и приводит к развитию патологий.

Кортизол относится к группе стероидов, вырабатывается корой надпочечников. Среди глюкокортикоидных гормонов самый активный. Вещество задействовано в регуляции метаболических процессов, когда в стрессовой ситуации необходимы дополнительные источники энергии.

При хронических стрессах происходит резистентность кортизола, гормон прекращает восприниматься организмом как надобно, для мобилизации и решений задач. Весь сахар и белки, который человек употребляет откладывается в жир, состояния ухудшается, провоцируется инсулинорезистентность.

Для активной работы нервной и кровеносной системы кортизол быстро преобразует сложные органические вещества в простые, за счет чего высвобождается дополнительная энергия. Попадая в кровь, гормон повышает уровень глюкозы, тем самым поддерживая активную работу головного мозга. Действие глюкокортикоида направлено на подавление воспалительных процессов, аллергии. Все силы организма мобилизуются для быстрого решения возникшей проблемы.

Повышенный уровень кортизола по разному действует на физиологические системы. Деятельность одних ускоряет, другие тормозит. Иными словами, менее важные процессы деактивируются. Работа организма под действием активного глюкокортикоида в стрессовой ситуации выглядит следующим образом:

  • активизация обмена веществ;
  • повышенная концентрация внимания;
  • высокая активность головного мозга;
  • ускорение сердечного ритма;
  • повышение давления;
  • расширение дыхательных путей;
  • повышенный уровень глюкозы в крови;
  • снижение активности органов пищеварения.

При стрессе расходуется огромное количество питательных веществ. Их кортизол забирает у мышц, так как это самый быстрый способ. По этой причине спортсменки очень не любят данный гормон, он мешает наращивать мышечную массу , отбирая протеины. А при сильных физических нагрузках накапливается и вызывает мышечную слабость.

Повышение кортизола у женщин пробуждает очень сильный голод. Таким образом, организм сигнализирует о необходимости восполнить потраченные запасы. Женщины пытаются восстановить их и одновременно повысить уровень эндорфинов. К сожалению, с этой целью чаще всего используют всевозможные кондитерские изделия, заедая стресс.

По данной причине хронический высокий уровень кортизола приводит к избыточному весу и ожирению. Характерно, что жировые отложения, которые образуются в результате заедания частых стрессовых ситуаций концентрируются в области живота. Убирать их с помощью диет, усиления физических нагрузок сложно и долго.

Повышение кортизола в крови у здоровой женщины происходит в зависимости от времени суток, сезона. Самая высокая концентрация гормона приходится на утренние часы – с 7 до 9, а максимальное понижение фиксируется вечером – с 16 до 19 часов. Значительное увеличение общего показателя глюкокортикостероида припадает на осень.

Главной причиной увеличение гормона являются многочисленные постоянные стрессы, хронические депрессии.

Помимо внешних обстоятельств, связано с повышенным кортизолом, существуют следующие патологии:

  • заболевание гипоталамно-гипофизарно-надпочечниковой системы (болезнь Иценко-Кушинга);
  • заболевания, связанные с избыточной секрецией коры надпочечников (синдром гиперокортицизма);
  • гипофункция щитовидной железы;
  • поликистоз яичников;
  • онкологические заболевания;
  • сахарный диабет, цирроз печени, гепатиты;
  • СПИД;
  • анорексия:
  • хронический алкоголизм;
  • период полового созревания;
  • прием некоторых медикаментов, гормональных контрацептивов;
  • длительные физические перегрузки;
  • недостаток сна;
  • продолжительная белковая диета.

Причины и симптомы, когда повышен кортизол, взаимообусловлены. Характерными признаками высокого содержания гормона являются:

  1. Беспричинное ощущение стресса.
  2. Безосновательная нервозность, раздражительность, тревожность.
  3. Скачкообразное повышение артериального давления.
  4. Расстройство сна: женщина плохо спит либо страдает от бессонницы. В некоторых случаях возникает постоянное желание спать – это своеобразная реакция организма для защиты нервной системы.
  5. Серьезно нарушается метаболизм, это выражается в проявлении сильного чувства голода, удовлетворить которое женщине хочется сладким, жирным, любой тяжелой для организма пищей. Это приводит к быстрому развитию ожирения.
  6. В силу того, что гормоны в организме взаимодействуют, при повышенном кортизоле наблюдается нарушение секреции других активных веществ. Это отражается на ухудшении жизнедеятельности организма в целом.
  7. Возникают сбои менструального цикла, развивается бесплодие.
  8. На коже появляются сыпь, пигментные пятна, усиливается рост волосяного покрова (в том числе и на лице).
  9. Женщина подвержена частым простудам и другим острым вирусным инфекциям.
  10. Значительно увеличивается количество жировой ткани в области талии.
  11. Высокий кортизол в крови приводит к истощению мышечного материала. У женщины падает работоспособность, ей тяжело двигаться, возникают мышечные и суставные боли, отеки, появляется тремор, одышка.
  12. Глубокая депрессия, безразличие, нежелание жить – эти симптомы проявляются у женщин под действием больших доз гормона.

Причины и последствия высокого уровня гормона стресса необходимо проанализировать. Женщины в силу особенностей психики (эмоциональность, впечатлительность, ранимость) более подвержены воздействию стресса. Хроническое повышение количества активного вещества постепенно разрушает здоровье, увеличивает риск развития серьезных заболеваний и патологических состояний:

  • различные болезни сердца и сосудов возникают из-за постоянно повышенного артериального давления;
  • активизация реакций энергетического обмена и подавление секреции инсулина вызывает высокий уровень глюкозы в крови, провоцируется диабет;
  • развитие остеопороза связано с нарушением усвоения кальция;
  • нарушается образование и функционирование защитных клеток крови Т-лимфоцитов, вследствие чего снижается иммунитет;
  • сбивается электролитический баланс – происходит задержка натрия и активно выводится вода и калий;
  • ускоряется образование жировой ткани, ожирения.

Кроме этого, повышенный кортизол вызывает у женщины нарушение процессов пищеварения, деятельности щитовидной железы, возрастает уровень холестерина, ухудшается память, возникает репродуктивная дисфункция, происходит медленное восстановление после травм

В период вынашивания ребенка повышение кортизола нормальное явление. Его концентрация возрастает с увеличением срока беременности. Это объясняется ускорением углеводного и жирового обмена. В ходе гестации уровень кортизола повышается в 5 раз. Он контролирует движение глюкозы через плаценту, принимает участие в формировании ферментной системы печени, эпителиальной ткани тонкого кишечника у плода.

Растяжки на коже, которые возникают во время беременности, являются характерными симптомами повышенного кортизола. Коллаген, главный белок для эластичности кожи, становится хрупким и разрушается под действием большого количества активного вещества. После родов гормональный фон женщины стабилизируется, в это время можно предпринимать шаги для устранения некрасивых дефектов кожи.

Беременность вызывает естественное увеличение глюкокортикостероида, но забеременеть при высоком уровне вещества сложно. Повышенный синтез кортизола нарушает процесс образования эстрогенов и прогестерона – главного гормона беременности. Даже при состоявшемся зачатии в стрессовой ситуации может произойти выкидыш. Если кортизол повышен у женщины, которая планирует стать матерью, лечащий врач должен назначить соответствующую терапию.

Прежде чем начинать лечение необходимо определить уровень кортизола в моче и в крови у женщины, провести дополнительные исследования. Расшифровка анализа даст возможность врачу назначить правильную терапию. Если увеличение количества вещества связано с диагностированной патологией определенного органа, то его и нужно лечить.

Учитывая, что основной причиной роста гормона являются стрессовые ситуации, лечебные мероприятия должны быть направлены на повышение стрессоустойчивости. Без этого любые попытки нормализовать секрецию самого активного глюкокортикоида будут безрезультатны.

Для начала стоит попробовать медитацию, дозированные физические нагрузки, практиковать приятное общение в кругу друзей, организовать здоровое питание и полноценный сон, принимать витаминно-минеральные комплексы. Стоит подумать о смене места работы или рода деятельности, если это регулярно провоцирует стрессы.

Снижают уровень и являются природными блокаторами кортизола некоторые лекарственные растения: родиола розовая, гинкго билоба, зверобой, элеутерококк, солодка. С этой целью хорошо употреблять жирные кислоты омега-3, лецитин.

Назначение более сильных препаратов должен сделать специалист. Например, пить Метипред с целью снижения секреции эндогенного кортизола. Выбор лекарственных средств зависит от установленной причины, с которой связан повышенный уровень кортизола в организме женщины

Дозированное, нечастое выделение кортизола в стрессовой ситуации защищает организм женщины. Длительное превышение уровня гормона оказывает разрушающее действие на организм. Хронически высокий кортизол указывает на наличие серьезных патологий в организме , которые необходимо диагностировать и лечить.

источник

Глюкокортикоиды (ГС) (синоним: глюкокортикостероиды, ГКС) — это группа гормонов коры надпочечников. Главными представителями ГКС в организме человека являются кортизол и кортизон.

Применение глюкокортикоидов при беременности до сих пор является одним из наиболее дискуссионных вопросов акушерской практики. Пожалуй, ни с какими другими препаратами не было связано столько споров и диаметрально противоположных мнений.

Стероиды (или стероидные гормоны) — это гормоны, имеющие в своей структуре циклопентанпергидрофенантреновое ядро. Стероидные гормоны вырабатываются не только в надпочечниках, но и в яичниках (эстрадиол, прогестерон), яичках (тестостерон), плаценте (эстриол) (в скобках указаны только основные представители стероидных гормонов в каждом органе). Особенностью всех стероидных гормонов является их взаимное превращение. Многие такие превращения происходят в коже, подкожной жировой клетчатке и в мышечной ткани (периферическая конверсия). Поэтому жировая и мышечная ткани часто рассматриваются как дополнительная железа внутренней секреции.

Кроме глюкокортикоидов кора надпочечников синтезирует и другие виды стероидных гормонов. К ним относятся минералокортикоиды (главный представитель альдостерон) и половые гормоны (андрогены и эстрогены). Совокупность всех стероидных гормонов, вырабатываемых в коре надпочечников, называется кортикостероидами (от слова cortex — кора).

В данной статье речь пойдет в основном о глюкокортикостероидах.

Читайте также:  24 часовой тест слюны на кортизол

Под ГКС часто понимаются не только естественные гормоны коры надпочечников, но и лекарственные препараты, являющие аналогами этих гормонов. К таким препаратам относятся преднизолон, дексаметазон и метипред.

Основное биологическое действие ГКС заключается в поддержании постоянства внутренней среды организма (гомеостаза). Главном отличием глюкокортикоидов от остальных стероидных гормонов является выраженное влияние на промежуточный обмен (совокупность биохимических процессов, при которых питательные вещества превращаются в структуры клетки). Из-за сходства химической структуры глюкокортикоидов и минералокортикоидов все глюкокортикоиды обладают дополнительным слабым минералокортикоидным действием, а все минералокортикоиды — слабым глюкокортикоидным действием. Поэтому деление стероидных гормонов надпочечников на глюко- и минералокортикоиды достаточно условно. К глюкокортикоидам относят гормоны, которые в первую очередь влияют на промежуточный обмен, а к минералокортикоидам — гормоны, в первую очередь влияющие на водно-солевой обмен.

В физиологических условиях ГКС обеспечивают адаптацию организма к стессу. Большая заслуга в изучении роли ГКС при стрессе принадлежит Гансу Селье, который доказал, что любое физическое и/или психическое напряжение и другие стрессорные сигналы (страх, опасность, испуг и т. д) приводят к усилению секреторной функции надпочечников. Поэтому ГКС играют первостепенную роль в регуляции равновесия между внешней и внутренней средой, обеспечивая жизненную устойчивость организма.

Физиологическое действие глюкокортикоидов на промежуточный обмен в основном носит анти-инсулиновый характер и включает в себя влияние на обмен белков, углеводов, жиров и нуклеиновых кислот.

Антиинсулиновый характер действия ГКС проявляется мобилизацией углеводов, основных источников энергии в организме. Но если в обычных условиях глюкоза образуется в основном из гликогена (животного крахмала), под действием ГКС для синтеза глюкозы (глюконеогенеза) начинают использоваться аминокислоты. Аминокислоты являются «кирпичиками» белка и главным источником биологически доступного азота в организме, необходимого и для синтеза нуклеиновых кислот. ГКС тормозят использование аминокислот для белкового синтеза и стимулируют расщепление белков в клетке. Одновременно блокируется захват аминокислот клеткой. Это и создает дополнительный резерв аминокислот, необходимый для глюконеогенеза. Расщепление аминокислот до глюкозы сопровождается повышением экскреции азота. Повышение концентрации аминокислот в крови еще более усиливает глюконеогенез в результате стимуляции секреции глюкагона.

Таким образом, главным «побочным действием» стресса на организм является торможение синтеза белков и нуклеиновых кислот (ДНК и РНК) в организме, а, следовательно, — торможение роста и деления клеток. Наиболее чувствительными к такому действию оказываются растущие и делящиеся клетки, в частности, клетки плода и клетки иммунной системы.

Увеличивается запасы гликогена в печени и усиливается печеночный синтез глюкозы (глюконеогенез). Кроме того, глюкокортикоиды оказывают прямое действие на печень, усиливая синтез таких печеночных ферментов, как тирозин-аминотрансфераза и триптофан-пирролаза. Подавление внепеченочного синтеза белков и стимуляция печеночного синтеза ферментов отражает действие ГКС на обмен нуклеиновых кислот. ГКС подавляют синтез нуклеиновых кислот (ДНК и РНК) во всем организме, кроме печени, где усиливается синтез РНК.

Глюкокортикоиды необходимы для мобилизации жирных кислот, оказывая разрешающее и активирующее действие гормонов, мобилизирующих жиры (катехоламины и гипофизарные пептиды).

Действие ГКС на структурные белки и жировую ткань значительно варьирует в различных частях тела. Фармакологические дозы кортизола могут серьезно опустошить запасы белкового матрикса костей позвоночника, но в минимальной степени затронуть компактную костную ткань длинных костей. Периферическая жировая ткань может уменьшаться, а жировые отложения на животе и между лопаток могут увеличиваться («бизонов горб», «бизонов воротник»).

В фармакологических дозах кортизол подавляет клеточный иммунитет, однако выработка антител подавляется только при достаточно больших дозах ГКС. Противовоспалительное действие ГКС является основным показанием к назначению этих препаратов.

Кортизол оказывает выраженное действие на водный баланс организма, подавляя поступление воды внутрь клетки. ГКС подавляют секрецию антидиуретического гормона, что приводит к усилению клубочковой фильтрации в почках. Из-за слабых минералокортикоидных свойств ГКС влияют на реабсорбцию натрия в почечных канальцах.

ГКС оказывают влияние на психическую сферу, и эмоциональные расстройства характерны как для избытка, так и для недостатка кортизола в организме.

История открытия противовоспалительного действия ГКС и начало клинического применения глюкокортикоидных препаратов

Главная заслуга внедрения ГКС в клиническую практику принадлежит американским ученым: ревматологу Хенчу и биохимику Кенделлу, получившим за это в 1948 г. Нобелевскую премию. Однако путь от первых гипотез до клинического применения ГКС занял около четверти века. Интересно, что с самого начала гипотезы о наличии в организме некой противовоспалительной субстанции были связаны с беременностью.

В середине 20-х годов Hench обратил внимание на то, что при беременности происходит улучшение состояния больных ревматоидным артритом. Позднее им же было замечено, что при болезни Боткина тоже происходит улучшение суставных проявлений ревматоидного артрита. Постепенно у Хенча нарастало убеждение, что в организме имеется гипотетическая антиревматоидная субстанция X, которая уменьшает ревматоидные проявления во время беременности и при желтухе.

Поиск субстанции X активно проводился в течение 1930-х годов. Были испытаны экстракты из разных органов и тканей, но постепенно внимание Хенча целиком переключилось на гормоны.

В 1938 г. случайное знакомство Хенча с известным биохимиком Кенделлом (Kendall) переросло во многолетнее сотрудничество. С начала 1930-х годов Кенделл терпеливо и упорно занимался выделением и изучением кортикостероидных гормонов. В 1934 г. совместно с Mason и Meyers он выделил соединение E (кортизон), а в 1936 г. — соединение F (кортизол). Химическую структуру обоих веществ он определил в 1937 — 1938 гг.

Во время частых встреч Хенч и Кенделл обсуждали различные гипотезы и теории относительно природы субстанции X. Вначале их внимание было сосредоточено не на гормонах, а на лецитине, который они назначали больным с целью вызвать гиперлипидемию, потому что было известно, что гиперлипидемия характерна как для беременности, так и для желтухи.

Между тем стало известно, что командование германских военно-воздушных сил использовало полученные кортикостероиды для повышения боеспособности своих летчиков. Возможность использования кортикостероидов в качестве допинга в военных целях дало резкий толчок к изучению этих гормонов в США.

К 1941 г. выделение кортикостероидов из надпочечников телят было очень трудоемким процессом, однако это не помешало Инглу, одному из сотрудников Кенделла, начать испытания действия этих гормонов на животных. Было установлено их действие в виде усиления мышечной активности, повышения углеводного обмена и повышения физиологической устойчивости к физическим нагрузкам, холоду и токсическим веществам, как, например, к тифозной вакцине.

Хенч писал, что когда во время одной из встреч Кенделл рассказал ему о физиологическом действии кортикостероидов, он вспомнил о своих наблюдениях о благоприятном действии противотифозной вакцины на больных ревматоидным артритом. Он предположил, нет ли связи между двумя явлениями, и решил испытать кортизон в клинических условиях, если представится такая возможность. Но от намерения до его осуществления прошло целых 7 лет.

В 1944 г. в лаборатории фонда Мейо было изготовлено небольшое количество дегидрокортикостерона (соединение А по Кенделлу). В следующем году это соединение было получено в большем количестве и предоставлено для клинических целей фирмой Мерк. Но попытка лечения одного больного Аддисоновой болезнью не дала результата. Тогда внимание опять переключилось на кортизон (субстанция E по Кенделлу). Однако процесс получения его из желчи коров и быков был крайне неэкономичен, а технологический процесс — крайне сложен. Нужно было найти другие источники сырья и новые методы производства.

В 1947 г. объединенные усилия Мейо и Мерка позволили усовершенствовать экстракцию и синтез кортизона, а проблема недостатка желчи была преодолена использованием растительного сырья — восточноафриканского алоэ. Это дало возможность к маю 1948 г. начать производство сперва малых, а затем все увеличивающихся количеств кортизона.

В августе 1948 г. в клинику Хенча поступила 29-летняя больная, которая в течение 5 лет страдала ревматоидным артритом в тяжелой форме. Попытка лечения ее лактоферрином, вызывавшим желтуху, не дала результата. Тогда в начале сентября Хенч и Кенделл обратились в фирму Мерк с просьбой предоставить достаточное количество кортизона специально для этой больной.

Две незначительные, но важные «случайности» позволили Хенчу и Кенделлу добиться долгожданного успеха. По причинам, которые остались неизвестными, они решили назначать ежедневно по 100 мг кортизона. Эта доза была очень большой. Если бы они применили слишком малую дозу и не получили бы результата, открытие лечебного эффекта кортизона было бы отложено на несколько лет.

Другой незначительной «случайностью» был размер кристаллов. Если бы кристаллы, которые использовали исследователи, были бы большего размера, всасывание кортизона происходило бы медленнее и клинический эффект был бы не столь явным.

21 сентября 1948 г. была сделана первая инъекция. Эффект был поразительным. Резкое улучшение состояния пациентки и почти полное исчезновение всех функциональных нарушений произошли так быстро, что стали настоящей сенсацией. После сентября 1948 г. группа Хенча и Кенделла продолжала получать небольшие количества кортизона для клинических исследований. Целью авторов было более углубленное клиническое изучение нового средства и только после этого публикация о его открытии, которая планировалась не раньше 1950 — 1951 г.

Однако стоимость производства малых количеств кортизона была настолько высока, что фирма-производитель была вынуждена искать официальных подтверждений эффективности препарата. Возникли опасения, что информация о препарате просочится в прессу, и возникнет волна сенсационных публикаций о «чудодейственном препарате», исцеляющем артрит.

В таком положении Хенч и сотр. были вынуждены изменить свои первоначальные намерения и поторопиться с официальным сообщением об использовании кортизона.

В апреле 1949 г. они доложили результаты своих исследований на Международном конгрессе ревматологов. Доклад произвел сильное впечатление, и эта дата стала официальным началом применения кортизона. В 1949 г. Хенч и Кенделл за открытие лечебного эффекта кортизона получили Нобелевскую премию.

После этого возникла лавина публикаций о применении кортизона и его аналогов, и только за 8 лет (до 1957 г.) число публикаций на эту тему превысило 800.

После 1948 г. история кортизона превратилась в историю его производных и их приложении к лечению многих неэндокринных заболеваний. Сегодня ясно, что огромный успех кортикостероидной терапии связан с многогранным фармакодинамическим действием гормона, далеко выходящим за границы заместительной терапии. Это дало возможность расшифровать механизм многих заболеваний, патогенетическая близость которых даже не подозревалась. Кортикостероиды открыли новую главу в общей теории болезней и революционизировали многие понятия медицины. Все это объясняет ту психологическую атмосферу, которая породила как кортизоновую легенду, так и кортизоновый страх.

Хронический ревматоидный артрит — это тяжелое хроническое заболевание, которое до этого считалось неизлечимым. Поэтому первые сообщения об открытии нового лекарства родили бурю надежды и энтузиазма, переходящие в сверхнадежду и ожидание чудес. Многие врачи без достаточного изучения природы кортизона стали считать его лекарством вроде аспирина и анальгина и начали назначать его во все возрастающих дозах.

При таком злоупотреблении не замедлили появиться и нежелательные побочные действия кортизона, иногда даже катастрофические.

Определенную ответственность за это несла фармацевтическая промышленность. Создавая все новые и новые препараты, фармфирмы искусно рекламировали их силу и эффективность. Но между возможностями фармацевтической химии и клиникой имеются существенные различия. Так после 1950 г. практически каждые 2 года появлялись новые препараты кортикостероидов: в 1950 г. — гидрокортизон, в 1954 г. — преднизон и преднизолон, в 1955 г. — флуорогидрокортизон, в 1956 г. — триамсинолон, в 1958 г. — дексаметазон. Однако серьезная клиническая проверка каждого препарата должна была занимать не менее 3 — 4 лет. Ясно, что это несоответствие не могло не сказаться на здоровье больных.

Совершенно не удивительно, что первоначальная волна восторга и энтузиазма вскоре перешла в реактивный пессимизм, который получил название кортизонового ужаса, «horror cortisoni». Нужно было, чтобы прошло время, чтобы страсти успокоились, наступило взвешенное отношение к применению данных препаратов.

Первые сообщения французских и англоязычных авторов о применении кортизона у беременных животных были очень настораживающими. Все указывало на неблагоприятные последствия для плода. Возникли опасения, что аналогичное неблагоприятное влияние ГКС могут оказывать и на человеческий плод.

Courrier и Collonge (1951) в опытах на кроликах ежедневно вводили по 25 мг кортизона с 10-го до 23-го дня беременности. Вводимая доза составляла на 10 мг на кг веса (обычная терапевтическая доза у человека оставляет от 1 до 3 мг на кг веса). Наблюдение за этими подопытными животными показало, что применение кортизона приводит к выкидышам, резорбции зародышей и значительному уменьшению размеров оставшихся в живых плодов.

De Costa и Abelman (1952) подтверждают эти наблюдения.

Fraser (1951) в опытах на мышах обнаружил, что они также являются очень чувствительными к внутриутробному действию ГКС. Он обнаружил следующие нарушения: внутриутробную смерть, нежизнеспособность плода и уродства — волчью пасть и заячью губу.

Крысы оказались более устойчивыми. По Courrier и сотр. (1951), М. Parrot и Т. Duplessis (1957) плоды могут развиваться до срока родов несмотря на ежедневное введение от 10 до 25 мг кортизона. Однако размеры детенышей были меньше нормы, рост их был замедлен, а смерть наступала рано (в 90% случаев — до 14-го дня после рождения).

Опыты Moscona и Karnofski (1960) с введением кортизона в алантоис крысиного эмбриона показали, что нарушения развития тем более выражены, чем меньше срок беременности и чем больше доза кортизона.

Таким образом, влияние ГКС на беременность в первых экспериментах на животных выражалось в следующем: внутриутробная смерть с резорбцией плода, выкидыши, значительное уменьшение размеров оставшихся в живых плодов, нежизнеспособность новорожденных, уродства и дефицит роста.

Все вышеприведенные данные указывали на то, что к применению этих препаратов при беременности нужно подходить с особой осторожностью. Если бы подобные данные о влиянии на плод животных были бы получены в отношении одного из современных препаратов в наше время, такой препарат вряд ли бы стал применяться во время беременности вообще. Однако следует помнить, что эра тератологии еще не наступила, талидомидовая и диэтилстилбестроловая катастрофы еще не случились, а искушение использовать данные средства во время беременности было слишком велико.

Поэтому очень скоро появились опровержения тератогенного и абортивного действия глюкокортикоидных гормонов в терапевтических дозах на человеческий плод. Желание многих исследований применить глюкокортикоиды во время беременности было связано со многими причинами.

Во-первых, это касалось больных с ревматическими заболеваниями. До эпохи кортизона многие из них не могли расчитывать на возможность беременности и родов из-за инвалидизирующих последствий основного заболевания. Теперь такая возможность появилась. Эти пациентки составили первую группу наблюдений о влиянии глюкокортикоидов на человеческий плод.

Во-вторых, именно на рубеже 1950-х и 1960-х годов родилась иммунология репродукции. В эти годы господствовала теория Медавара о физиологическом подавлении иммунного ответа матери на иммунологически чужеродный плод, и многие проблемы беременности связывались с чрезмерной активацией иммунной системы матери в отношении плода («аллергическая реакция матери на плод как причина невынашивания беременности»). При этом было логично предположить, что назначение иммуносуппрессивных препаратов позволит решить эту проблему. Именно в эти годы в Чехословакии были начаты опыты с пересадкой кожного лоскута мужа пациенткам с невынашиванием беременности. Кожный лоскут рассматривался тогда не как иммуноген, вызывающий иммунный ответ матери (современное, правильное представление), а как иммуносорбент, «оттягивающий» на себя «вредные» антитела (устаревшее, неверное представление).

Читайте также:  Адреналин кортизол для чего они

В-третьих, именно в эти годы была раскрыта природа адрено-генитального синдрома, связанная с дефектом синтеза кортизола. При этом в организме накапливаются предшественники кортизола, превращающиеся в мужские гормоны (андрогены). Андрогены могут нарушать процесс овуляции, а во время беременности — оказывать вирилизирующее действие на плод женского пола. Заместительная терапия глюкокортикоидами в таких случаях позволяет разгрузить ось гипофиз — кора надпочечников и прекратить выработку избыточного количества андрогенов в организме женщины. Кроме того, был разработан недорогой тест для оценки общей андрогенной продукции женского организма, определение суточной экскреции 17-кетостероидов с мочой.

Все эти факторы стали причиной того, что кортикостероиды при беременности на рубеже 1950-х и 60-х годов стали употребляться все чаще и чаще. Количество наблюдений применения глюкокортикоидов при беременности стало настолько велико, что первоначальные опасения в отношении применения глюкокортикостероидов при беременности были отвергнуты. Сторонники безопасности применения глюкокортикоидов при беременности выдвинули следующие доводы:

  1. Исключительная редкость описанных случаев нарушений развития плода при применении глюкокортикоидов не позволяет считать это результатом действия глюкокортикоидов, поскольку их частота ниже общепринятой цифры в 2%.
  2. Сообщения не доказывают причинно-следственной связи между гормонами и повреждением плода.
  3. В описанных случаях нарушений развития плода применение глюкокортикоидов было связано с наличием основного заболевания, поэтому глюкокортикоиды не могут считаться единственным и самостоятельным патологическим фактором.
  4. Сообщения об уродствах плода относятся к единичным случаям, тогда как в тысячах наблюдений повреждающего действия на плод не отмечалось.

Во второй половине 50-х годов появилась теория, что невынашивание беременности может быть связано с гиперандрогенией. Французские авторы того времени (Bret, Jayle, Gueguen, Nolot и др.) отмечали, что оволосение по мужскому типу, размер плечевого пояса больше поперечного размера таза и повышенная секреция 17-кетостероидов связаны с повышенным риском выкидышей малого срока.

Bret и сотр. первыми назначили ГКС таким больным. Лечение начиналось со 100 мг кортизона в день, затем дозу снижали каждые 10 дней на 25 мг, так что весь курс лечения продолжался 40 дней. Если за это время уровень 17-КС снижался, назначение ГКС прекращали, в противном случае ГКС назначали до конца беременности.

Вместо кортизона Gueguen и Nolot (1961 г.) предпочитали назначать преднизон и преднизолон в малых дозах (от 10 до 1 мг). Главным показанием к назначению ГКС было увеличение экскреции 17 КС более 13 мг в сутки. Начальная доза составляла 9 мг, а поддерживающая — от 2 до 4 мг. Кортикотерапия начиналась со второй или третьей гестационной недели и продолжалось до конца беременности. Авторы не обнаружили никаких отклонений у родившихся детей.

Убеждение авторов о безопасности данной терапии было настолько велико, что рекомендовалось начинать глюкокортикоидную терапию во всех случаях, когда невозможно установить этиологию угрожающего выкидыша, потому что «все равно нечего терять» (Gueguen).

Однако данный подход к лечению невынашивания беременности не привился на Западе. Varangot и Thobroutscky в 1965 г. опубликовали исследование, в котором показали, что при невынашивании беременности назначение ГКС не улучшает прогноза беременности. Наблюдения за пациентками, получавшими ГКС по медицинским показаниям (ревматоидный артрит и др. аутоиммунные заболевания) не выявили снижения риска невынашивания беременности.

Работы конца 1950-х — начала 1960 по применению ГКС при невынашивании беременности фактически не оказали влияния на тактику ведения данного состояния на Западе, на что указывает тот факт, что научная группа ВОЗ в 1972 г. назвала советский опыт по лечению невынашивания беременности с помощью ГКС «интересной новостью», заслуживающей специального внимания. Чем мы и займемся в следующем разделе.

В 1990-е годы интерес к применению ГКС при невынашивании беременности на какое-то время вновь вспыхнул на Западе в связи с открытием антифосфолипидного синдрома. Но оказалось, что ГКС могут слегка снизить уровень антифосфолипидных антител, но не могут предотвратить образование микротромбозов плаценты. Поэтому данный подход не получил распространения и в настоящее время практически не применяется.

В современных зарубежных руководствах гиперандрогения во время беременности вообще не упоминается в качестве причин невынашивания беременности, а упоминания о применении ГКС отечественными авторами с целью лечения привычного выкидыша воспринимаются зарубежными специалистами с недоумением.

В одном из следующих разделов мы рассмотрим современные подходы и показания к применению глюкокортикоидной терапии при беременности за рубежом.

В 1960 г. в монографии по кортикотерапии, вышедшей в СССР, иронически замечалось, что увлечение кортикостероидами на Западе дошло до такой степени, что ГКС пытаются назначать даже при бесплодии. В то время это казалось слишком новым.

Однако примерно с 1966 г. положение резко изменилось. Вышедшие к тому времени работы по гинекологической эндокринологии привлекли внимание отечественных врачей к эндокринным причинам невынашивания беременности. Особенно интересными в этом отношении показались гиперандрогенные состояния. В это время в больших городах появилась возможность диагностики гиперандрогенных состояний с помощью анализа мочи на 17-КС (продукты превращения глюкокортикоидов и андрогенов, поступающие в мочу). Анализ проводился химическим способом и не требовал дорогостоящего оборудования и реактивов. Оказалось также, что назначение глюкокортикоидных препаратов (преднизолона и дексаметазона) вызывает снижение стимуляции коры надпочечников со стороны гипофиза, секреция 17-КС при этом снижается. Новаторские публикации французских авторов, о которых мы писали выше, были восприняты как руководство к действию. Применение ГКС с целью лечения невынашивания беременности началось в невиданных доселе ни в одной стране масштабах. Главным энтузиастом метода, похоже, был И. С. Розовский, но метод был поддержан всемогущим Л. С. Персианиновым и начал внедряться в повседневную акушерскую практику.

Еще одним центром развития глюкокортикоидной терапии при невынашивании беременности стала братская Болгария. Анализ публикаций показывает, что болгарские авторы даже обгоняли советских как по количеству, так (увы!) и по качеству исследований. Применение преднизолона, дексаметазона, а затем метипреда достигло таких масштабов, что в 1980 г. болгарские авторы поставили вопрос о том, что «беременность должна считаться показанием для назначения глюкокортикоидов» (вот так!).

Широкое распространение кортикостероидной терапии для лечения невынашивания беременности в нашей стране связано с несколькими причинами.

Во-первых, простота и внешняя понятность действий (есть невынашивание беременности — смотри 17-КС, если они повышены — назначай ГКС).

Во-вторых, мнимая безвредность такого лечения. И на этом следует остановиться подробнее. Отечественные авторы, писавшие и продолжающие писать о безвредности ГКС во время беременности, опирались на надежные зарубежные исследования. Но здесь речь идет об одном недоразумении. Дело в том, что в 1970-е годы была показана эффективность глюкокортикоидной терапии в снижении заболеваемости и смертности недоношенных детей. Назначение ГКС беременной женщине однократно или коротким курсом при угрозе преждевременных родов вызывает значительное улучшение созревания легких плода и резко улучшает перинатальные показатели. О безопасности именно такой терапии идут споры на Западе, и именно такая терапия была признана относительно безопасной для плода. У нас же эти аргументы приводятся в защиту назначения гормонального препарата в течение всей беременности!

Еще одной областью применения ГКС за рубежом являются случаи беременности при аутоиммунных заболеваниях. В данном случае назначение ГКС является вынужденной мерой, когда приходится выбирать из двух зол меньшее. Без этих препаратов общее состояние больных может ухудшиться. Когда говорят о безопасности терапии ГКС при таких состояниях, в первую очередь имеют в виду отсутствие выявленного тератогенного (вызывающего уродства) действия данных препаратов в терапевтических дозах на плод человека. Но такие явные проявления глюкокортикоидной терапии, как тенденция к рождению детей с низкой массой тела, отмечается практически всеми западными авторами, пишущими на эту тему.

В-третьих, была разработана (в основном, болгарами) целая идеология, доказывающая, что назначение ГКС во время беременности является не только безопасным, но даже полезным для плода. Для этого в описании биологического и фармакологического действия ГКС на плод вместо объяснений и доказательств использовались эмоционально окрашенные выражения. Например, вместо описания влияния ГКС на белковый, углеводный и жировой обмен, болгарские авторы писали, что они положительно влияют на различные виды обмена и улучшают их. То, что ГКС помогают справиться со стрессом, с точки зрения этих авторов, указывает и на то, что ГКС улучшают также адаптационные возможности плода. При этом сторонники ГКС в упор не видят (или не хотят видеть?), что это фармакологический сигнал стресса, что он посылается плоду в течение всей беременности , а стрессовая ситуация создается искусственно.

Эти и другие причины объясняют, почему и через пять лет после появления серьезных обзорных публикаций об отрицательном влиянии ГКС на здоровье будущего ребенка, данные препараты продолжают широко назначаться при беременности в нашей стране.

Аргументы сторонников ГКС при невынашивании беременности сводятся к следующему:

ГКС снижают «вредные» мужские половые гормоны, чем предотвращают развитие выкидыша.

Попробуем разобраться, так ли это.

Здесь тоже произошла путаница понятий. Действительно, мягкие формы гиперадрогении сопровождаются повышением риска невынашивания беременности. Но причиной этого являются не сами по себе андрогены, а те состояния, которые сопровождаются повышением уровня андрогенов. Андрогены являются предшественниками эстрогенов в яичнике. Если превращение андрогенов в эстрогены (ароматизация) происходит неправильно, овуляция часто оказывается некачественной. Это сопровождается ухудшением созревания слизистой оболочки матки (эндометрия) в первой половине менструального цикла и ухудшением секреторной трансформации эндометрия (подготовки к принятию зародыша) во второй половине цикла. Слизистая оболочка матки, слабо чувствительная к прогестерону, не может в полной мере отреагировать на сигналы, посылаемые плодным яйцом, что приводит к повышению частоты сбоев во взаимодействии мать— плод, приводящих к выкидышу. При этом нужно лечить не анализ (уроверь андрогенов), а причину — нарушение овуляции. Именно так рекомендуют действовать современные авторы. Назначение ГКС после овуляции никак не влияет на риск развития выкидыша (см. также рекомендации Королевской коллегии акушеров и гинекологов по невынашиванию беременности на нашем сервере).

Что касается уровня андрогенов при беременности, то нужно обратить внимание на следующее. Существует целый ряд состояний, когда уровень андрогенов при беременности бывает резко повышен. Эти состояния сопровождаются риском вирилизации плода, но не риском невынашивания беременности. В большинстве случаев речь идет о наследственных дефектах ферментов, отвечающих за синтез кортизола в надпочечниках. Уровень андрогенов при таких состояниях бывает на порядок выше, чем при мягких формах гиперандрогении. Эти состояния встречаются достаточно редко, а пациенты с детства наблюдаются у общих эндокринологов. Именно в этих случаях назначение ГКС бывает оправдано (речь идет о классической заместительной терапии).

Важной особенностью гормональной регуляции беременности является появление новой железы внутренней секреции — плаценты. Плацента вырабатывает большие количества прогестинов и эстрогенов (в основном — эстриола). Однако синтез стероидных гормонов плаценты происходит не «с нуля», а за счет превращения гормонов-предшественников, к коим относятся и андрогенные предшественники кортизола из надпочечников. Поэтому с мягкими формами повышения андрогенов плацента прекрасно справляется сама. Лучше доверять природе, чем назначать химические препараты.

Несколько слов о 17-кетостероидах. К 17-кетостероидам относятся эфиры этиохоланолона и андростерона с глюкуроновой и серной кислотами. Это основной продукт превращения гормонально мало активных предшественников кортизола, прежде всего дегидроэпиандростерон-сульфата. В периферической ткани ДЭА-С может превращаться в активные формы андрогенов, но во время беременности он является одним из основных субстратов синтеза гормонов плаценты. Во время нормальной беременности почти всегда обнаруживается небольшое повышение экскреции 17-КС с мочой, что связано с особенностями гормональной регуляции этого периода. Определение экскреции 17-КС с мочой во время беременности с целью выявления показаний для назначения ГКС представляется устаревшим и научно не обоснованным. Мы не рекомендуем использование данного анализа в широкой практике. Данный анализ может быть полезен только в случае классических (но не «стертых») форм адрено-генитального синдрома, встречающихся довольно редко.

В конце 1940-х — начале 1950-х годов произошла настоящая революция в фармакологии. Усовершенствование технологий и успехи биологии и медицины в понимании многих физиологических процессов на молекулярном уровне привели к тому, что ежегодно стали появляться сотни новых препаратов. И если до этого мало кто задумывался о возможном неблагоприятном действии лекарств на плод, с этих пор данная проблема заявила о себе очень грозно. В начале 60-х годов по Европе прокатилась эпидемия рождения детей с грубыми дефектами конечностей. Оказалось, что врожденные аномалии развития были связаны с приемом их матерями в ранние сроки беременности мягкого транквилизатора талидомида. Талидомид тестировался на беременных животных и не вызывал никаких аномалий развития у потомства. Талидомидный скандал заставил врачей задуматься о возможной опасности применения лекарств во время беременности и сделал их очень осторожными при назначении любых новых препаратов беременным женщинам. Это событие дало мощный толчок развитию новой науки, тератологии.

Оказалось, что фармакокинетика и фармакодинамика многих лекарственных препаратов во время беременности значительно отличается от того, что происходит вне беременности, а влияние лекарств на плод существенным образом отличается от влияния тех же препаратов на взрослый организм. Незрелость систем инактивации чужеродных соединений, хрупкость механизмов системо- и органогенеза могут быть причиной токсического и тератогенного действия вполне безобидных препаратов. Поэтому на Западе обычно не спешат внедрять новые методы лекарственной терапии во время беременности, предпочитая торопиться медленно.

Повышенная осторожность при назначении стероидных гормонов при беременности связана и с историей применения диэтилстилбестрола (ДЭС) во время беременности. Этот считавшийся не только безобидным, но и полезным препарат в течение нескольких десятилетий назначался пациенткам с угрозой прерывания беременности в качестве аналога эстрогенных гормонов. Впоследствии оказалось, что ДЭС вызывает развитие целого ряда заболеваний у потомства, включая редкие формы рака влагалища в подростковом возрасте.

Очень показательно, что Запад не купился на бравурные сообщения советских и болгарских авторов о безопасности массового назначения преднизолона и дексаметазона при невынашивании беременности. С 80-х годов появился целый ряд серьезных работ, доказывающих вначале неблагоприятное действие стресса у матери на развитие плода, а затем — влияние ГКС на плод, которое оказалось гораздо более комплексным и глубоким, чем влияние стресса, поскольку действие ГКС связано не только с чисто глюкокортикоидным действием, но и с дополнительным влиянием продуктов превращения глюкокортикоидов в организме, особенно выраженное на уровне центральной нервной системы плода. Этой теме посвящена особая публикация на нашем сервере.

Данная работа не является еще одной попыткой дискуссии со сторонниками назначения ГКС при невынашивании беременности. После того, как было четко доказано неблагоприятное действие данных гормонов на плод,спорить стало не о чем. Это всего лишь попытка объяснить, почему мы опять оказались впереди планеты всей в проведении широкомасштабного эксперимента над будущими поколениями, расхлебывать результаты которого придется еще ни одно десятилетие.

источник