Меню Рубрики

Повышенный кортизол перед эко

Изменения гормонального фона в организме женщины во время беременности благоприятствуют имплантации зародыша и вынашиванию плода. Некоторые гормоны способны подавлять иммунитет. Это нужно, чтобы организм не запустил реакцию отторжения в отношении ребенка, чей генетический материал на 50% отличается от материнского.

Также они способствуют росту хориона и плаценты, усилению маточного кровообращения, подготовке молочных желез к лактации. Все репродуктивные процессы регулируются гормонами, начиная от зачатия, и заканчивая родами. Поэтому при изменении уровня этих биологически-активных веществ возникают проблемы с фертильностью.

Частой причиной бесплодия у пар бывает гормональный дисбаланс. Он может возникать как у женщины, так и у мужчины. У женщин гормоны при бесплодии могут нарушать фертильность по разнообразным причинам. Дисгормональные процессы приводят к:

  • нарушению созревания ооцита в фолликулах;
  • ановуляции – нарушению процесса выхода яйцеклетки из граафова пузырька и попадания ее в маточную трубу;
  • изменениям свойств эндометрия – гипер-, гипо- и аплазии, развитию эндометриоза.

Дисбаланс фракции соматических гормонов, оказывающих влияние на репродуктивную функцию, может вызывать:

  • Повышение уровня тестостерона и андрогенов, что оказывает влияние на овуляторную функцию яичников при повышенном уровне кортизола (или его предшественника – АКТГ).
  • Низкий уровень кортизола может привести к самопроизвольному аборту в результате иммунной реакции на плод, сходной с реакцией отторжения трансплантата (активация Т-клеточного иммунитета.
  • Изменения тиреоидных гормонов (Т3, Т4) приводит к нарушениям менструального цикла, а при наступлении беременности может спровоцировать пороки развития у плода.

В свою очередь, изменения эндокринного фона могут наблюдаться и у мужчин:

  • Низкий уровень тестостерона может приводить к нарушению полового влечения, снижению количества сперматозоидов, их степени зрелости, когнитивным расстройствам, апатии, депрессивным состояниям.
  • Гипертестостеронэмия может свидетельствовать о новообразовании яичек или надпочечников. Бесплодие в данном случае рассматривается как побочный эффект опухолевого роста, при котором ткань, продуцирующая сперматозоиды, замещается опухолевой.
  • ЛГ и ФСГ. При высоком титре их снижается секреция тестостерона.
  • Пролактин. По статистике гиперпролактинэмия наблюдается у 30% бесплодных мужчин. Она вызывает эректильную дисфункцию, болезненность при эякуляции, гинекомастию, уменьшается количество и степень зрелости спермиев.
  • Т3 и Т4. Гипофункцию щитовидной железы рассматривают как причину эректильной дисфункции. А тиреотоксикоз (в том числе при аутоиммунном поражении железы) – как причину первичной инфертильности мужчин.

Определение уровня гормонов проводят по определенным показаниям, когда данные анамнеза могут указывать на наличие нарушений фертильности одного или обоих партнеров, сложностей при вынашивании ребенка, отсутствие беременности в течение года попыток зачатия.

В группы риска входят пары, у которых:

  • возраст от 35 лет;
  • нарушения менструального цикла (нерегулярность, слишком большая или маленькая его продолжительность);
  • есть косвенные признаки гиперандрогенемии у женщины: увеличение массы тела, склонность к угревым высыпаниям, гирсутизм;
  • наличие в анамнезе беременностей, завершившихся неблагополучно: замиранием плода, выкидышем, самопроизвольным абортом.

Рассмотрим отдельные гормоны, влияющие на фертильность мужчин и женщин. Поговорим о том, почему их уровень может быт повышенным или пониженным, и к чему это в итоге приводит.

Продуцируется под воздействием рилизинг-факторов гипоталамуса в аденогипофизе. Под действием ЛГ происходит овуляция. Дозревание ооцита и выход его из граафова пузырька характеризуется резким скачком уровня ЛГ. Он отвечает за достаточную секрецию женских стероидных гормонов: эстрогенов и их производного – прогестерона.

В мужском организме ЛГ увеличивает проницаемость тестостерона в области семенных канатиков, оказывает влияние на созревание спермиев.

Во время анализа оценивают соотношение ЛГ к ФСГ. Нормы ЛГ:

  • Через год после менархе – 1-1,5 мЕд/л;
  • Спустя два года с момента менархе до менопаузы – 1,5-2 мЕд/л.

Для мужчин сдать кровь на ЛГ можно в любой день. Женщинам следует сдавать кровь с 3 по 8 или с 19 по 21 день менструального цикла. Забор крови следует обязательно проводить натощак.

У женщин отвечает за рост эндометрия в полости матки (по 1 мм каждый день до наступления овуляции) и рост ооцита в фолликулах, а также наступление овуляции. У мужчин ФСГ способствует повышению уровня тестостерона, созреванию гамет.

  • в первой (фолликулярной) фазе цикла: 2,8-11,3 мЕД/л;
  • в период овуляции: 5,8-21 мЕД/л;
  • в третьей (лютеиновой) фазе: 1,2-9 мЕД/л.

Норма ФСГ у мужчин – 1,37-13,58 мЕД/л.

Продуцируется передней долей гипофиза (аденогипофизом). Пролактин отвечает за процесс овуляции в организме женщины. Повышение его уровня может спровоцировать снижение секреции ФСГ. Нормальные значения у женщин:

  • в ФСГ-фазе: 4,5-33 нг/мл;
  • в фазу овуляции: 49-63 нг/мл;
  • в ЛГ-фазе: 4,9-40 НГ/мл.

Нормы пролактина у мужчин находятся в пределах от 17 до 27 нг/мл.

Вырабатывается под влиянием ФСГ, ЛГ, пролактина в яичниках. Эстрадиол стимулирует утолщение эндометрия и подготовку его к имплантации, увеличение количества сосудов в толще эндометрия. Нормы для женщин:

  • в фолликулярной (первой) фазе цикла: 18,9-246,7 пг/мл;
  • в период овуляции: 22,4-256 пг/мл;
  • в лютеиновой (третьей) фазе: 35,5-580,7 пг/мл.

Нормы эстрадиола у мужчин: 11,6-41,2 пг/мл.

Основной гормон беременности, продуцируемый в яичниках и надпочечниках. Он синергичен по механизму действия с эстрогенами, поскольку также усиливает рост эндометрия. При наступлении беременности в период имплантации прогестерон обеспечивает разрастание децидуальной ткани в зоне прикрепления зародыша за счет сенсибилизации эндометрия.

Он провоцирует повышение уровня кортизола для подавления иммунных реакций организма матери на эмбрион. В норме его количество у женщин составляет:

  • в фолликуляной фазе: 0,3-1,0 нмоль/л;
  • в лютеиновой фазе: 3,8-50,6 нмоль/л.

Забор крови для анализа у женщин следует проводить с 20 по 23 день овариального цикла.

В норме уровень прогестерона у мужчин – 0,35-0,64 нмоль/л.

Оказывает влияние на процессы созревания гамет в мужском и женском организме. У мужчин влияет на половое влечение и потенцию. Норма:

  • для женщин – 0,45-3,75 нмоль/л;
  • для мужчин – 5,76-28,14 нмоль/л.

Женщинам следует сдавать кровь на 6-7 день менструального цикла. Перед сдачей анализов следует исключить алкоголь, физические нагрузки и табакокурение минимум на 12 часов, поскольку данный гормон чувствителен к внешним воздействиям.

Продуцируется в кортикальном веществе надпочечников. Нехватка данного гормона у женщин приводит к нарушению функции яичников. В норме:

  • У женщин – 80-560 мкг/дл;
  • для мужчин – 35-430 мкг/дл.

Это йодсодержащие гормоны щитовидной железы. Они принимают активное участие в процессах метаболизма. Достаточный уровень тиреоидных гормонов препятствует развитию гипоксии плода, а также снижает риск развития анемии у матери во время беременности. Нормальный уровень ТТГ у женщин – 71-142 нмоль/л, для мужчин – 59-135 нмоль/л.

Основной гормон стресса. Кортизол вырабатывается в кортикальном веществе надпочечников. Его биологические эффекты направлены на активацию организма в стрессовых ситуациях, а также регуляцию углеводного обмена в печени (запасание гликогена). Наибольшая концентрация кортизола в организме наблюдается в 7 часов утра, поскольку данное вещество регулирует биоритмы и помогает организму «проснуться».

Кортизол является мощным противовоспалительным агентом. Во время беременности его уровень повышается в несколько раз, что и дает иммуносупрессивный эффект.

Нормы кортизола для женщин и мужчин совпадают – от 138 до 635 нмоль/л. Перед сдачей крови на кортизол необходимо исключить физические нагрузки, а также вредные привычки.

Метаболиты мужских половых гормонов. По ним доктор может определить состояние надпочечников.

  • норма для женщин – 22-60 мкмоль/л;
  • норма для мужчин – 23-80 мкмоль/л.

В данном случае производится забор мочи. Для этого необходимо собирать ее на протяжении суток. Также существует ограничение по рациону питания: за 3 дня до проведения исследования следует исключить яркие, красящие продукты, а за день – физические нагрузки, курение, алкоголь.

Сегодня гормональные причины бесплодия успешно излечиваются. При дефиците гормонов назначается заместительная терапия. При их избытке используются препараты, подавляющие выработку гормонов в железах внутренней секреции. В большинстве случаев беременности удается достичь при помощи консервативной терапии в течение нескольких месяцев.

источник

Мне 27 лет (1985 г.р.). Рост – 175 см. Вес – 54 кг (+/- 0,5 кг). Перенесенные заболевания — гепатит А (2005 г.) и дискензия желчевыводящих путей (конец 80-х). Хронических заболеваний нет или не выявлено. Беременностей, родов, абортов не было.

В июле этого года обратилась к гинекологу на плановый осмотр и по причине нерегулярных менструаций. Менструации с 13 лет. С 15 лет цикл нерегулярный. Обычно цикл 35-45 дней, из них 6-7 дней выделения. Бывали небольшие задержки. Но с декабря 2012 года цикл стал по 2-2,5 мес. Между менструациями появились мажущие коричневые выделения (на протяжении 6-7 дней, 1 или 2 раза в течение цикла). Это и было причиной обращения к гинекологу.

Сдала анализы на инфекции – все в порядке.

Сдала кровь из вены. На 6-ой день цикла, в 8:45, натощак (последний прием пищи в 21:00), через 1,5 ч. после пробуждения. Явного стресса, полового акта и т.п. накануне и перед сдачей крови не было. Лекарств никаких не принимала.

Результаты (в скобках указала значения нормы из результатов):
ЛГ – 4,8 mlU/ml (ФФ: 1,1-11,6)
ФСГ – 3,2 mlU/ml (ФФ: 1,1-11,6)
Пролактин – 218 mlU/ml (ФФ: 95-699)
Кортизол – 1350 nmol/L (138-690)
ТТГ – 1.6 ulU/ml (Эутир.: 0,4-4,0)
Эстрадиол (Е2) – 258 pg/ml (ФФ: 30-160)
Тестостерон общий – 29.4 nmol/ml (0,1-4,1)
Тестостерон свободный – 14.2 pg/ml (0,4-4,1)
ДГА-с – 25.1 pg/ml (3,12-12,56)
ГСПС — 22.4 nmol/L (18-114)
Глюкоза – 5,2 mmol/L

Так же на 22 день цикла была сдана кровь на прогестерон. Результат – 0,9 nmol/L (ЛФ: 3-76, ОВЛ:1,5-5,5, ФФ:0,5-3,6)

По результатам анализа гинеколог назначила Дюфастон по 1шт. 2 раза в сутки 10 дней или до начала менструального кровотечения. И с первого дня нового цикла Ярину на 6 месяцев. Назначение Дюфастона было мотивировано низким уровнем прогестерона и тем, что «следующей менструации можно снова ждать 2 месяца». Ярина – с контрацептивным эффектом (по моей просьбе) и для регуляции уровня мужских половых гормонов.

Перед употреблением лекарств меня направили к эндокринологу на консультацию и одобрение препаратов, так как гинеколога смутил показатель кортизола.
Перед визитом к эндокринологу было сделано УЗИ почек и надпочечников – никаких патологий не обнаружено.
Эндокринолог провела осмотр и назначила пересдачу кортизола (свободного) в паре с АКТГ, КТ надпочечников и МРТ с контрастом гипофиза …

Приведу результаты осмотра и опроса эндокринолога и просто описание самочувствия:
1) Лишнего веса нет и никогда не было. Вес напротяжении последних 2-х лет 52-55 кг. Это при питании 2000 – 2200 ккал. При
неконтролируемом питании вес был 56-60 кг. Максимальный вес – 65 кг (неустойчивое эмоциональное состояние + переедание + неподвижный образ жизни), быстро сброшен при возвращении к обычному образу жизни. Аппетит не нарушен.
2) Обычное давление примерно 90/60. На приеме было 110/80. Это, наверное, максимум для меня.
3) С 15 лет на внешней стороне бедер и ягодицах есть растяжки, количество которых со временем увеличилось, но они всегда были белого
цвета.
4) Бывают приступы беспричинной слабости, сопровождающиеся ощущением «ватных» ног, дрожью в руках, учащенным сердцебиением.
5) Головные боли как-то особенно не беспокоят. Случается, но изредка. Преимущественно болит правый висок. Боль в таком случае достаточно сильная, помогает таблетка пиралгина.
6) Иногда бывает ломота в костях (ноги). До примерно 20 лет случалась часто и беспокоила. Сейчас редко, обычно появляется после очень длительных пеших прогулок.
7) Волосы на голове не выпадают больше, чем следует. Есть небольшие усики над всей верхней губой, растут темные волоски вокруг ареол и внизу живота, но не в криминальных объемах. В «Полезной информации» на вашем сате подсчитала гирсутное число — 8.
8) Случаются единичные подкожные воспаления на лице перед менструацией. Дерматолог диагноза акне не поставил, порекомендовал ретиноиды наружно и проверить уровень гормонов.
9) Нарушений зрения нет. Бессоницей или сонливостью не страдаю. Проблем со стулом нет.

У эндокринолога была впервые. Собственно никаких претензий к самочувствию, кроме слабости, не имею. Врач так же, кроме приступов слабости,
никаких признаков нарушений не обнаружила (как я поняла). Назначение было мотивировано высоким уровнем кортизола в анализах. Врач с изрядной уверенностью говорила об опухоли надпочечников или гипофиза. В заключительном диагнозе написано: Sd Гиперкотицизма Кортикотропинома? Болезнь Иценго-Кушинга? Sd Иценко-Кушинга? НМЦ .НЛФ. Так же было сказано, что высокий уровень кортизола в моем случае влияет на уровень мужских половых гормонов и нарушения цикла. И без нормализации кортизола регулярного цикла не добиться.

Действия гинеколога у меня не вызывают сомнений, в отличие от диагноза эндокринолога — он мне кажется немного поспешным. Но возможно я ошибаюсь. Хотелось бы услышать ваше мнение. И если возможно ваш вариант дальнейшего обследования. Имеет ли смысл делать КТ и МРТ? Имеет ли смысл повторный анализ крови на кортизол и анализ на АКТГ? Нужно ли проверить кортизол в суточной моче?

Очень надеюсь на ваш ответ. Извините, если слишком подробно и долго описывала проблему.

источник

Наши линеечки планирующих. Попробуй и выскажи свое мнение!—>

* Дорогие друзья! Да, это реклама, крутиться как то надо!

Сдала анализ крови на половые гормоны. В целом все в норме, кроме кортизола. При норме 150—660 у меня 855. С врачом, конечно, проконсультируюсь, но не раньше чем через две недели. Поэтому прошу вашего совета. Я и не удивилась этому результату: ЗБ, выскабливание, проблемы в семье, проверки на работе, а теперь еще не получается забеременеть. Может из-за кортизола? Как привести его в норму?

Здесь вам никто не скажет как привести его внорму, здесь не врачи, чтобы лечение приписывать, ждите своего врача, или обращайтесь к другому…

добавлено меньше минуты назад

К тому же есть специальная тема про гормоны, можете её в поиске найти и почитать…

Почитала. Вопросы остались. Мне рецепт с интернета не нужен, с гормонами не шутят. Хочу узнать истории из личного опыта. Спасибо!

1000fyntov@tut.by, привет) это гормон стресса, лучше его сдавать дважды в сутки утром и вечером, к вечеру уровень должен в норме снизиться. Он вырабатывается надпочечниками, поэтому это повышение может указывать, что с надпочечниками какие то проблемы, а они отвечают еще и за выработки мужских гормонов, если и они зашкаливают, то скорее они причина ЗБ. Думаю надо сдать комплекс мужских гормонов, чтоб исключить синдром гиперандрогении. А просто кортизол в отрыве от других гормонов вряд ли информативен. Вы что из мужских сдали? Тестостерон, ДГЭАС, андростендион, 17-он?

У меня как то он так же был повышен длительное время. Несколько раз сдавала в разное время суток. Правильно написали, что это гармон стресса. У меня дошло до того, что месячные пропали. Как только нервничать перестала, цикл восстановился и забеременела.

В нашем городе в анализ на половые гормоны входит только 7 гормонов ФСГ, ЛГ, Эстродиол, прогестерон, пролактин, тестостерон и кортизол. Тестостерон = 3, 4 при норме 0, 5—4, 3. На него я тоже грешила, т.к. лишние волосики есть, но в норму я вошла.

Ответ содержится в вашем вопросе. Кортизол — стрессозависимый гормон, как и пролактин. Вы сами назвали причину: стресс после ЗБ и выскабливания, переживания из-за проблем в семье, волнения на работе… Чтобы лечить заболевание, нужно устранить его причину. Стрессы будут всегда и этого не изменить. Значит, нужно изменить отношение к ним. Вам просто необходим здоровый пофигизм. Ведь не зря же существует пословица: все болезни от нервов. Есть люди с лабильной гормональной системой, и любой стресс моментально сбивает гормональный фон (у некоторых начинают лезть волосы, высыпают прыщи и даже менструальный цикл сбивается, пропадает грудное молоко — это же все гормонозависимые процессы). Вероятно, у вас длительный стресс мог повлиять на результаты анализов. Попробуйте сдать этот анализ в хорошем эмоциональном состоянии. После отдыха, например, выкинув все плохие мысли из головы. Здоровья вам крепкого и исполнения мечты!

добавлено спустя 2 минуты

Korona, я с Вами согласна. Здорового пофигизма мне не хватало всегда. Надо учиться и есть у кого, но в этом я абсолютно неспособная. Без успокоительного никак.

1000fyntov@tut.by, мне кажется результат у вас такой наоборот из за того что происходит вокруг, а не как вы написали что все происходит из за кортизола. Необходимо понимать следственно-причинные связи. Вам его сбивать медикаметозно если только успокоительным (пусть назначит врач, мне в свое время помог очень афобазол, месяц принимала). А так только решение проблем, уравнивание фона в семье, отпуск, отдых и может физические нагрузки? Мне именно они помогают избавится от стресса. Все ваши нервы от нерешенных проблем. Начните с мелких, меняйте свою жизнь и отношение к происходящему в ней. Это очень непросто, но это необходимо. Удачи! Если нужно поговорить — можете всегда прийти в Копилку чихов — МЧ там сидим большой компанией и всегда рады просто поболтать и от влечься, советом помочь — главное помните, все плохое заканчивается. Все имеет начало и конец, ничего бесконечного не существует

Tikitos, спасибо за поддержку. Физические нагрузки мне тоже помогают. Подумываю выкроить время на бассейн. Ну а пока купила глицин, выпила две таблетки и уснула днем, хотя днем никогда не сплю. Еще помогает чтение хороших книг, сейчас в поиске что почитать. Так что не сдаюсь и не сомневаюсь, что все будет хорошо.

1000fyntov@tut.by, какое жанры любишь? Может что посоветую 🙂

1000fyntov@tut.by, я хожу в тренажерный зал 3 дня в неделю)) кортизол был на нижнем уровне нормы, когда сдавалась. Бассейн очень расслабляет — рекомендую!

Больше нравится классика, психология. Есть и из современного хорошие произведения, но мне встречаются редко. Вот начала читать разрекламированные «Пятьдесят оттенков черного». Но так на первых страницах и застряла. Во-первых не мое, а во-вторых получается читать только в автобусе по дороге на работу и с работы. Зимой читать не хочется- закрываются глаза.

1000fyntov@tut.by, не высыпаешься?
Ясно, я больше по фантастика. Рекламируемые книги вообще читать не могу современные, надолго меня в них не хватает 🙂 я любитель Лукьяненко, Пехова, Каменистого, Панова, Гленна Чарльза Кука (одну серию пока из него прочитала) — книги отвлекают класс но) но иногда из за них не высыпаюсь, вернее позже ложусь — интересные заразы

Tikitos, глянула ваш график, очень обнадеживающий. Почитала комментарии, у меня в два крайних графика тоже были бежевые выделения, которых раньше не было, но к сожалению, потом приходили М. Надеюсь, у вас это признак Б.

источник

Синдром Иценко Кушинга характеризуется повышенным содержанием кортизола в сыворотке крови. Избыточная секреция кортизола самими надпочечниками или же передозировка препаратов глюкокортикоидов вызывают синдром Иценко Кушинга. Здравствуйте, уважаемые читатели блога «Гормоны в норме!». Если вы меня еще не знаете, то давайте знакомиться. Меня зовут Диляра Лебедева, я врач-эндокринолог. Я являюсь автором статей блога, на котором вы сейчас находитесь. Если у вас есть желание узнать обо мне побольше, то прошу на страницу «Об авторе», где я рассказываю о себе и показываю все мои дипломы. Ну а теперь после небольшого отступления я начну вам рассказывать об этом тяжелом заболевании надпочечников.

Читайте также:  Адреналин кортизол витамин с

Избыток кортизола в организме называют гиперкортицизмом. Повышенное содержание кортизола может быть вызвано не только патологией надпочечников, оно также связано с патологией гипофиза и гипоталамуса. В этом случае речь идет не о синдроме, а о болезни Иценко Кушинга. Среди причин гиперкотицизма большую роль играет именно болезнь Иценко Кушинга, она составляет около 70 %.

На остальную долю приходится синдром Иценко кушинга и эктопированная секреция АКТГ. В этой статье речь пойдет о синдроме Иценко Кушинга, связанном с патологией надпочечников. В своей следующей статье я расскажу о болезни Иценко Кушинга.

Повышение кортизола в крови при синдроме Иценко Кушинга может быть при:

  1. Доброкачественной аденоме коры надпочечников в 10 % случаев.
  2. Злокачественной карциноме коры надпочечников в 8 % случаев.
  3. Нодулярной (узловой) гиперплазии коры надпочечников в 1 % случаев.
  4. Передозировке препаратов глюкокортикоидов, частота которой неизвестна.

Опухоли, как правило, одиночные и возникают в одном надпочечнике. Они могут быть разных размеров — от маленьких до гигантских. Но выраженность симптомов зависит не от размеров опухоли, а от ее гормональной активности. Доброкачественные и злокачественные опухоли встречаются с одинаковой частотой. Женщины болеют в 4-5 раз чаще мужчин, в основном в возрасте от 20 до 40 лет. Нодулярная гиперплазия надпочечников чаще всего встречается в детском и юношеском возрасте.

Ожирение как симптом синдрома Иценко Кушинга, встречается в 90 % случаев. Оно при этом заболевании никогда не бывает выраженным. Ожирение это имеет свои отличительные черты. В отличие от обычного (в результате переедания), жир откладывается неравномерно. Характерно повышенное отложение жира на животе, груди, шее и на лице так, что лицо приобретает «лунообразную» форму. Кожа лица при этом имеет багрово-красный оттенок, так называемый «матронизм», когда щеки яркого красного цвета.

На спине в области перехода в шею определяется повышенное отложение жира, его еще называют «климактерический горбик». На руках и ногах, наоборот, жировая ткань исчезает и они истончаются. В результате внешне пациент приобретает «буйволообразный» вид. Такое характерное ожирение называют кушингоидным типом ожирения.

Так как кортизол обладает разрушающим действием на мышцы, то при повышенном содержании возникает атрофия мышц. Поэтому истончение рук и ног происходит не только за счет потери жировой клетчатки, но и за счет потери мышечной массы.

Особенно выражена атрофия мышц на плечевом поясе. При атрофии мышц живота он приобретает «лягушачий» вид. Из-за слабости этих мышц очень часто появляются грыжи белой линии живота. В результате атрофии мышц нижних конечностей имеется выраженная слабость этих мышц. Для этих пациентов очень трудно присесть и встать обратно.

Изменение со стороны кожи также является характерным симптомом синдрома Иценко Кушинга. Кожа имеет мраморный вид, прозрачная настолько, что виден сосудистый рисунок под ней. Кожа сухая, шелушится, наблюдается избирательная потливость.

В результате быстрого набора лишнего веса, а также распада коллагена (основы кожи, «арматуры в строительстве дома») в коже появляются растяжки — стрии. Эти стрии имеют характерный вид именно для синдрома Иценко Кушинга. Растяжки яркого багрово-красного цвета, вплоть до фиолетового оттенка, такие широкие, что могут достигать нескольких сантиметров в ширину. Почитайте статью «О чем говорят стрии на коже», может, вы найдете что-то схожее.

При синдроме Иценко Кушинга стрии располагаются на коже живота, внутренней поверхности бедер, молочных желез и плеч. Кроме того, пациенты жалуются на постоянные высыпания по типу прыщей, а также многочисленные мелкие подкожные кровоизлияния.

Повышенное содержание кортизола в крови очень сильно влияет на кости. Среди всех симптомов синдрома Иценко Кушинга остеопороз наблюдается наиболее часто. Примерно у 90 % пациентов развивается остепороз. Это наиболее грозное осложнение при синдроме Иценко Кушинга. Выраженные изменения наблюдаются в грудном и поясничном отделах позвоночника. Это осложнение может приводить к снижению высоты тел позвонков, а также компрессионным переломам позвонков.

В статье «Остеопороз костей: введение» я рассказываю об этой патологии костной системы, очень рекомендую вам прочитать.

На рентгене позвоночника наблюдается типичный симптом — «стеклянные позвонки». Совместное воздействие атрофии мышц и компрессионных переломов приводит к сколиозам. Если это заболевание начинается в детстве, то симптомами синдрома Иценко Кушинга будет отставание ребенка в росте, т. к. избыток кортизола тормозит развитие зон роста в костях.

Воздействие избытка кортизола на сердце происходит несколькими путями.

  • Непосредственное разрушающее действие кортизола на сердечную мышцу.
  • Пониженное содержание калия в крови вследствие избытка кортизола.
  • Артериальная гипертензия как симптом при синдроме Иценко Кушенга.

Основными симптомами поражения сердца являются различные нарушения ритма (фибрилляция предсердий, экстрасистолия) и сердечная недостаточность. В большинстве случаев именно сердечная недостаточность является непосредственной причиной смерти пациентов с синдромом Иценко Кушинга.

Так как гормон кортизол оказывает контринсулярное действие (ухудшение усвоения глюкозы), то повышенное его содержание может вызвать стероидный сахарный диабет.

Стероидный сахарный диабет возникает у 10-20 % пациентов с симптомами синдрома Иценко Кушинга. По своим проявлениям такой диабет ничем не отличается от обычного сахарного диабета. Разве что имеет более легкое течение. Сахар в крови легко снижается при помощи диеты и сахароснижающих препаратов. Применение инсулина в этом случае крайне редкое. Как правило, стероидный диабет проходит самостоятельно, если снижается уровень кортизола в крови, т. е. когда ликвидируется причина, его вызвавшая.

Симптомы поражения нервной системы при синдроме Иценко Кушинга очень разные. Могут наблюдаться как признаки заторможенности и депрессии, так и развитие стероидных психозов.

А на этом у меня пока все. Ознакомиться с методами диагностики и лечения вы сможете в моих следующих статьях.

С теплотой и заботой, эндокринолог Диляра Лебедева

А сейчас видео «как избыток кортизола влияет на появление прыщей!»

Здравствуйте! Помогите пожалуйста разобраться с установлением диагноза. Врач выдвигал версии : болезнь и/или синдром Иценко-Кушинга, адреногенитальный синдром, аденома гипофиза, а после анализов врач не знает, что со мной. Мне 21 год вес 80кг, рост 175см, не рожала и абортов не делала. Мои проблемы это: головные боли, гирсутизм, акне и цикл колеблется от 24-40 дней, ( последний год цикл от 29 до 40 дней).
Кортизол суточной мочи- 575.04 мкг/24ч (норма 50-190), кортизол (сыворотка) -24.22 мкг/дл (норма 6.2-19.4), после малой дексаметазоновой пробы(2 таб.) кортизол (сыворотка) — 1.08 мкг/дл. DHEA-S- 626.6 мкг/дл (норма 148.0-407.0), 17-фльфа-оксипрогестерон -1.13 нг/мл (норма 0.3-1.4), ЛГ- 10.8 мМЕ/мл(норма 1.0-11.4),АТРО- ‹5 МЕ/мл ( норма до 34), тестостерон свободный – 6.48 пг/мл (норма 0.04-4.18), гликозированный гемоглобин(HbA1c)-5.51 % (норма 4.8-5.9), эстрадиол – 137.8пг/мл (норма 43.8-211.0), ТТГ – 1.76 мкМЕ/мл (норма 0.27-4.2), прогестерон – 9.29 нг/мл (норма 1.7-27.0), пролактин 21.55 нг/мл (норма 4.79-23.3), ФСГ- 6.2 мМЕ/мл (норма 1.7-7.7), АКТГ-56 пг/мл (норма ‹46).
МРТ гипофиза с контрастом: между адено- и нейрогипофизом отмечаются два неконтрастирующихся линейных участка около 2×0.6 мм, совместимых с кистой промежуточной доли (части). МР-картина аденогипофиза без очаговых изменений. Признаки микрокист pars intermedia (промежуточной части).
Турецкое седло в норме. Поля зрения и глазное дно без патологий. УЗИ надпочечников нормальное и гинекологическое УЗИ тоже. Давление у меня нормальное или немножко низкое (иногда).
Вопросы: Что же все- таки со мной? Может это киста влияет на гормональный збой? Что мне теперь делать и как лечиться?
Спасибо!

Очень похоже на фукциональный гиперкортицизм, что с яичниками. Есть ли СПКЯ?

Спасибо, что так быстро ответили 🙂 Нет СПКЯ, по крайней мере на последнем узи. На всякий случай иду делать новое гинекологическое узи (назначено на 17 число)…Как же тогда лечить функциональный гиперкортицизм?

Возможно это может быть из-за небольшого избытка веса

Здравствуйте мне 53 года. Мне очень тяжело работать у меня слабость в ногах слабость в руках . По всем описаниям у меня болезнь синдром Иценко Кушнинга. Я на учете по гипертонии, сахарный диабет, остеопороз, по результатам анализов гипокартизолемия, бронхиальная астма, ИБС-? Мне очень больно доживу-ли до пенси …………? Со слезами на глазах скрепя зубами зарабатываю на хлеб. Два года подряд обращялась в комисию по инвалидности отказали. По скорой в больницу попали, курс лечения провели выписали наверное я безнадежня .

Галина, та вам нужно бежать сломя голову к врачу и проверять надпочечники и гипофиз. Иначе все может закончиться плачевно

Диляра, скажите пожалуйста. бывают ли такие формы СИК и БИК, которые протекают бессимптомно?
У меня картина следующая.
28 лет, рос 167, вес 70. Беременностей не было.
По гормона всегда была картина обычного СПКЯ, пока в один день в анализах не обнаружили
17 ОН Прогестерон — 52,04 при норме для фоликулярной фазы 0,30-2,4 нмоль/л
Свободный тестостерон — 191 (менее 4,1 пг/мл)
Андростендиол глюкуронид — 59,8 (0,5 — 5,4 мг/мл)
Диагноз нВДКН. генетика +. Пила 8 месяцев метипред 4 мг-4,25 мг-8мг. Округлилось лицо.
Повторная генетика -.
Возникли сомнения, начали смотреть старые анализы 17-он. Пару лет назад он был менее 2 нг
Диагноз нВДКН сняли и начали подозревать Синдром Кушинга.
Сдала анализы после месячной отмены Метипреда
Кортизол (кровь)- 19,6 мкг/дл
(утро 6.2-19.4, день 2.3-11.9)
АКТГ — 16,9 пг/мл (5.0-46.0; При стрессе — до 100.0)
Суточная моча на кортизол — 1037.21 мкг/сут (380 — 940)

Жду результатов малой пробы с дексаметазоном.
Повторюсь, никаких проявления БИК и СИК у меня нет. Кроме нарушения менструальной функции.
Нет ожирения, нет стрий, горбика, худых рук и ног, давления.
Бывает ли так, что симптомы отсутствуют при этом заболевании?

Dilyara, извините я написала уже этот вопрос в другой Вашей рубрике. А теперь нашла вот эту страничку и повторяю здесь.
В мае 2012 года у меня была проведена эндоскопическая резекция левого надпочечника по поводу удаления аденомы. Гистология: «Светлоклеточная адренокортикальная аденома коры надпочечника.»
Вчера делала КТ с пероральным контрастированием ЖКТ болюсное контрастирование: внутривенно. Результат – “Надпочечники обычной формы и размеров. В структуре левого надпочечника определяются единичные мелкоузловые образования диаметром до 5 мм.
Диагноз : Микронодулярная гиперплазия левого надпочечника. ”
Не можете ли Вы мне объяснить что это такое? Я очень напугана.
И у меня преддиабет 2 типа и хронический панкреатит.
С уважением.

Это редкое заболевание, при котором разрастается ткань надпочечника в виде узелков и каждый узелок продуцирует гормоны. Поэтому повышается кортизол, альдостерон и половые гормоны. Единственное лечение — операция.

Диляра, добрый день! Собираюсь на ЭКО (мужск фактор), поэтому сдавала различные анализы, в т.ч. кортизол. Результаты следующ.: 26 мкг/дл (норма 6,2-19,9), сахар в норме, др гормоны щитовидки в норме. Была у эндокринолога — назначил сдать еще раз кортизол + АКТГ (если АКТГ повышен — МРТ гипофиза, если понижен — МРТ надпочечников). АКТГ оказался в норме — 37,7 пг/мл (норма — 5-60), а кортизол еще вырос 41,7 мкг/дл. Теперь не знаю, что делать, очень сильно переживаю… О себе: рост 166, вес 64-65кг (сейчас стараюсь похудеть до 57кг — без диет -правильное дробное питание+спорт (ходьба, степпер), давление пониженное (100/60, иногда 92/60). Ответьте, пож-та.

Забыла еще добавить: перед второй сдачей на кортизол, где-то за 4 дня до этого, мне назначили принимать ОК — Жанин, перед ЭКО в целях уменьшения очагов эндометриоза (энд-з 1степени). Прочитала, что оральные контр-вы могут повышать уровень кортизола. Но первая сдача анализа была без приема ОК.

Прием КОК на кортизол не влияет.

На многих сайтах, а также сайтах лабораторий указано следующее: «Повышенный кортизол в крови может быть следствием приема некоторых лекарственных препаратов (атропина, синтетических глюкокортикоидов, опиатов, эстрогенов, пероральных контрацептивов).»

И..то, что прием пероральных контрацептивов все-таки влияет на повышения уровня кортизола в крови, так по-крайней мере пишут…. И тот факт, что после начала приема таблеток, кортизол у меня вырос почти в два раза…

Это возможно совпадение. Банальное ожидание очереди в лабораторию или сам процесс сдачи крови может вызвать всплеск кортизола. Поэтому этот анализ знающие врачи не назначают, а назначают суточную мочу на кортизол.

Кровь на кортизол не имеет в настоящее время диагностического значения, потому что анализ очень вариабелен. Если есть подозрения на гиперкортицизм, то нужно сдать суточную мочу на кортизол и действовать согласно полученным данным.

Диляра, спасибо за ответ! Уточню, обязательно ли суточную мочу сдавать, утренняя не подойдет в данном случае? И стоит ли мне беспокоится по этому поводу и дальше продолжать обследование?

Здравствуйте,Диляра!я сама врач,хотела бы проконсультироваться с Вами по поводу своей мамы. Случайно на мрт в правом надпочечнике обнаружено было округлое образование (аденома?)диаметром 9мм, по крови кортизол и альдостерон повышены в два раза, актг ниже нормы, дгэа в норме. Дело в том,что у нее еще ревматоидный артрит и сейчас приходиться пить преднизолон. Заставляю ее пить аспаркам, есть проявления гипокалиемии. Подскажите пожалуйста, что всетаки делать с преднизолоном-пить или нет? И если ли эффективная альтернатива лечения аденомы кроме как удаление надпочника? Благодарю Вас.

Здравствуйте, Мария. Вероятно у вас синдром Иценко-Кушинга, раз опухоль с повышением гормонов. Выход один — операция. А для чего вы хотите принимать преднизолон? Ведь и так гормонов в крови много? Гипокалиемия из-за альдостерона.

Спасибо за ответ,Диляра. Преднизолон-потому что ревматоидный артрит, в базисной терапии уже года два. А если операция, делают ли что-нибудь щадящее, по типу лапароскопии? Благодарю!

Да, лапароскопическую делают. Посоветуйтесь с хирургом.

Спасибо,Диляра.
Последний вопрос, пожалуйста. У моей же мамы узловой зоб уже многие годы, принимает л-тироксин по 25-50 мкг через день. Гормоны всегда были в норме. В последнем анализе также Своб.Т3, Св.Т4, ТТГ в норме. Скажите пожалуйста, стоит тироксин дальше принимать или нет?
Спасибо!

Если ваш врач таким образом хотел уменьшить узлы, то эт пустая трата времени и денег. В такой дозе это невозможно сделать. Дозы должны быть гораздо больше.

Спасибо,Диляра! Здоровья Вам и Вашей семье! Удачи!

Здравствуйте. Скажите пожалуйста, откуда информация? Подробнее я не находил. Мне пригодилось.

Спасибо. Пользуйтесь на здоровье. Информация из медицинских журналов и обновленных изданий книг по эндокринологии, а также от хорошей учителей.

источник

Изменения гормонального фона в организме женщины во время беременности благоприятствуют имплантации зародыша и вынашиванию плода. Некоторые гормоны способны подавлять иммунитет. Это нужно, чтобы организм не запустил реакцию отторжения в отношении ребенка, чей генетический материал на 50% отличается от материнского.

Также они способствуют росту хориона и плаценты, усилению маточного кровообращения, подготовке молочных желез к лактации. Все репродуктивные процессы регулируются гормонами, начиная от зачатия, и заканчивая родами. Поэтому при изменении уровня этих биологически-активных веществ возникают проблемы с фертильностью.

Частой причиной бесплодия у пар бывает гормональный дисбаланс. Он может возникать как у женщины, так и у мужчины. У женщин гормоны при бесплодии могут нарушать фертильность по разнообразным причинам. Дисгормональные процессы приводят к:

  • нарушению созревания ооцита в фолликулах;
  • ановуляции – нарушению процесса выхода яйцеклетки из граафова пузырька и попадания ее в маточную трубу;
  • изменениям свойств эндометрия – гипер-, гипо- и аплазии, развитию эндометриоза.

Дисбаланс фракции соматических гормонов, оказывающих влияние на репродуктивную функцию, может вызывать:

  • Повышение уровня тестостерона и андрогенов, что оказывает влияние на овуляторную функцию яичников при повышенном уровне кортизола (или его предшественника – АКТГ).
  • Низкий уровень кортизола может привести к самопроизвольному аборту в результате иммунной реакции на плод, сходной с реакцией отторжения трансплантата (активация Т-клеточного иммунитета.
  • Изменения тиреоидных гормонов (Т3, Т4) приводит к нарушениям менструального цикла, а при наступлении беременности может спровоцировать пороки развития у плода.

В свою очередь, изменения эндокринного фона могут наблюдаться и у мужчин:

  • Низкий уровень тестостерона может приводить к нарушению полового влечения, снижению количества сперматозоидов, их степени зрелости, когнитивным расстройствам, апатии, депрессивным состояниям.
  • Гипертестостеронэмия может свидетельствовать о новообразовании яичек или надпочечников. Бесплодие в данном случае рассматривается как побочный эффект опухолевого роста, при котором ткань, продуцирующая сперматозоиды, замещается опухолевой.
  • ЛГ и ФСГ. При высоком титре их снижается секреция тестостерона.
  • Пролактин. По статистике гиперпролактинэмия наблюдается у 30% бесплодных мужчин. Она вызывает эректильную дисфункцию, болезненность при эякуляции, гинекомастию, уменьшается количество и степень зрелости спермиев.
  • Т3 и Т4. Гипофункцию щитовидной железы рассматривают как причину эректильной дисфункции. А тиреотоксикоз (в том числе при аутоиммунном поражении железы) – как причину первичной инфертильности мужчин.

Определение уровня гормонов проводят по определенным показаниям, когда данные анамнеза могут указывать на наличие нарушений фертильности одного или обоих партнеров, сложностей при вынашивании ребенка, отсутствие беременности в течение года попыток зачатия.

В группы риска входят пары, у которых:

  • возраст от 35 лет;
  • нарушения менструального цикла (нерегулярность, слишком большая или маленькая его продолжительность);
  • есть косвенные признаки гиперандрогенемии у женщины: увеличение массы тела, склонность к угревым высыпаниям, гирсутизм;
  • наличие в анамнезе беременностей, завершившихся неблагополучно: замиранием плода, выкидышем, самопроизвольным абортом.

Рассмотрим отдельные гормоны, влияющие на фертильность мужчин и женщин. Поговорим о том, почему их уровень может быт повышенным или пониженным, и к чему это в итоге приводит.

Продуцируется под воздействием рилизинг-факторов гипоталамуса в аденогипофизе. Под действием ЛГ происходит овуляция. Дозревание ооцита и выход его из граафова пузырька характеризуется резким скачком уровня ЛГ. Он отвечает за достаточную секрецию женских стероидных гормонов: эстрогенов и их производного – прогестерона.

В мужском организме ЛГ увеличивает проницаемость тестостерона в области семенных канатиков, оказывает влияние на созревание спермиев.

Во время анализа оценивают соотношение ЛГ к ФСГ. Нормы ЛГ:

  • Через год после менархе – 1-1,5 мЕд/л;
  • Спустя два года с момента менархе до менопаузы – 1,5-2 мЕд/л.

Для мужчин сдать кровь на ЛГ можно в любой день. Женщинам следует сдавать кровь с 3 по 8 или с 19 по 21 день менструального цикла. Забор крови следует обязательно проводить натощак.

У женщин отвечает за рост эндометрия в полости матки (по 1 мм каждый день до наступления овуляции) и рост ооцита в фолликулах, а также наступление овуляции. У мужчин ФСГ способствует повышению уровня тестостерона, созреванию гамет.

  • в первой (фолликулярной) фазе цикла: 2,8-11,3 мЕД/л;
  • в период овуляции: 5,8-21 мЕД/л;
  • в третьей (лютеиновой) фазе: 1,2-9 мЕД/л.

Норма ФСГ у мужчин – 1,37-13,58 мЕД/л.

Продуцируется передней долей гипофиза (аденогипофизом). Пролактин отвечает за процесс овуляции в организме женщины. Повышение его уровня может спровоцировать снижение секреции ФСГ. Нормальные значения у женщин:

  • в ФСГ-фазе: 4,5-33 нг/мл;
  • в фазу овуляции: 49-63 нг/мл;
  • в ЛГ-фазе: 4,9-40 НГ/мл.

Нормы пролактина у мужчин находятся в пределах от 17 до 27 нг/мл.

Читайте также:  Адреналин норадреналин кортизол анализы

Вырабатывается под влиянием ФСГ, ЛГ, пролактина в яичниках. Эстрадиол стимулирует утолщение эндометрия и подготовку его к имплантации, увеличение количества сосудов в толще эндометрия. Нормы для женщин:

  • в фолликулярной (первой) фазе цикла: 18,9-246,7 пг/мл;
  • в период овуляции: 22,4-256 пг/мл;
  • в лютеиновой (третьей) фазе: 35,5-580,7 пг/мл.

Нормы эстрадиола у мужчин: 11,6-41,2 пг/мл.

Основной гормон беременности, продуцируемый в яичниках и надпочечниках. Он синергичен по механизму действия с эстрогенами, поскольку также усиливает рост эндометрия. При наступлении беременности в период имплантации прогестерон обеспечивает разрастание децидуальной ткани в зоне прикрепления зародыша за счет сенсибилизации эндометрия.

Он провоцирует повышение уровня кортизола для подавления иммунных реакций организма матери на эмбрион. В норме его количество у женщин составляет:

  • в фолликуляной фазе: 0,3-1,0 нмоль/л;
  • в лютеиновой фазе: 3,8-50,6 нмоль/л.

Забор крови для анализа у женщин следует проводить с 20 по 23 день овариального цикла.

В норме уровень прогестерона у мужчин – 0,35-0,64 нмоль/л.

Оказывает влияние на процессы созревания гамет в мужском и женском организме. У мужчин влияет на половое влечение и потенцию. Норма:

  • для женщин – 0,45-3,75 нмоль/л;
  • для мужчин – 5,76-28,14 нмоль/л.

Женщинам следует сдавать кровь на 6-7 день менструального цикла. Перед сдачей анализов следует исключить алкоголь, физические нагрузки и табакокурение минимум на 12 часов, поскольку данный гормон чувствителен к внешним воздействиям.

Продуцируется в кортикальном веществе надпочечников. Нехватка данного гормона у женщин приводит к нарушению функции яичников. В норме:

  • У женщин – 80-560 мкг/дл;
  • для мужчин – 35-430 мкг/дл.

Это йодсодержащие гормоны щитовидной железы. Они принимают активное участие в процессах метаболизма. Достаточный уровень тиреоидных гормонов препятствует развитию гипоксии плода, а также снижает риск развития анемии у матери во время беременности. Нормальный уровень ТТГ у женщин – 71-142 нмоль/л, для мужчин – 59-135 нмоль/л.

Основной гормон стресса. Кортизол вырабатывается в кортикальном веществе надпочечников. Его биологические эффекты направлены на активацию организма в стрессовых ситуациях, а также регуляцию углеводного обмена в печени (запасание гликогена). Наибольшая концентрация кортизола в организме наблюдается в 7 часов утра, поскольку данное вещество регулирует биоритмы и помогает организму «проснуться».

Кортизол является мощным противовоспалительным агентом. Во время беременности его уровень повышается в несколько раз, что и дает иммуносупрессивный эффект.

Нормы кортизола для женщин и мужчин совпадают – от 138 до 635 нмоль/л. Перед сдачей крови на кортизол необходимо исключить физические нагрузки, а также вредные привычки.

Метаболиты мужских половых гормонов. По ним доктор может определить состояние надпочечников.

  • норма для женщин – 22-60 мкмоль/л;
  • норма для мужчин – 23-80 мкмоль/л.

В данном случае производится забор мочи. Для этого необходимо собирать ее на протяжении суток. Также существует ограничение по рациону питания: за 3 дня до проведения исследования следует исключить яркие, красящие продукты, а за день – физические нагрузки, курение, алкоголь.

Сегодня гормональные причины бесплодия успешно излечиваются. При дефиците гормонов назначается заместительная терапия. При их избытке используются препараты, подавляющие выработку гормонов в железах внутренней секреции. В большинстве случаев беременности удается достичь при помощи консервативной терапии в течение нескольких месяцев.

источник

Синдром поликистозных яичников: серьезные нарушения менструального цикла, повышенное оволосение, ожирение. Узнайте, возможно ли эффективное лечение

Синдром поликистозных яичников обусловливает патологию структуры и функции яичников на фоне таких нейрообменных нарушений, как ановуляция, гипертрихоз, ожирение. В яичниках активируется синтез андрогенов, процесс фолликулогенеза.

Аменорея – это нарушение менструальной функции, которое сопровождается отсутствием менструаций на протяжении 6 мес и более. Частота аменореи в популяции составляет 3,5%, а в структуре нарушений МЦ и репродуктивной функции – до 10%.

Старение – процесс неотвратимый. К сожалению, мечта о лекарстве, возвращающем молодость, по-прежнему остается всего лишь мечтой.

В настоящее время проблемы соматоформных расстройств требуют междисциплинарного обсуждения.

Международная научно-практическая конференция под таким названием состоялась 23 февраля в Киеве.

Артериальную гипертензию считают резистентной, если при назначении трех или более антигипертензивных препаратов разных классов в адекватных дозах не удается достичь целевого уровня артериального давления.

4-5 октября в г. Киеве в Национальном научном центре «Институт кардиологии им. Н.Д. Стражеско» АМН Украины проходил пленум правления Ассоциации ревматологов Украины.

Патология роста занимает одно из ведущих мест среди всех эндокринных заболеваний в детском возрасте.

Открытие, которое совершили голландские ученые, подтверждает правоту народной мудрости, гласящей «стресс – причина ожирения». Однако теперь осталось еще определить, что же первично: ожирение или связанный с ним повышенный уровень гормона стресса?

Героиновая зависимость является одной из наиболее сильных зависимостей и ее лечение — трудная задача. Ученые из Швейцарии обнаружили, что непреодолимая тяга к наркотику ослабевает после введения наркозависимому кортизола, гормона стресса.

Вопреки распространенному мнению вероятность совершения суицида повышена отнюдь не только у больных психическими расстройствами – группа риска гораздо многочисленнее. Ученые предлагают выявлять людей, находящихся «на грани», с помощью анализа крови.

Простая логика подсказывает, что человек, постоянно пребывающий в хорошем расположении духа, очевидно, обладает повышенной способностью противостоять невзгодам повседневной жизни. Но научное доказательство этого феномена было получено только сейчас.

О том, что люди, страдающие бессонницей, обладают повышенной склонностью к депрессии, ученым известно хорошо. Однако и у людей с нормальным сном насильственные ночные бодрствования могут также быстро вызвать это заболевание.

Говоря о постоянном росте заболеваемости сердечно-сосудистыми недугами, которые являются главной причиной смерти наших современников, медики не забывают упомянуть такого «тихого убийцу» как артериальная гипертензия. Повышенно кровяное давление является одним из главных факторов риска таких опасных недугов как инфаркт миокарда и инсульт. Японские исследователи обнаружили целебный эффект, который способны оказывать на артериальное давление музыка и смех. Приятные мелодии и хороший юмор не только улучшают настроение, но и способствуют снижению повышенного артериального давления у лиц среднего и старшего возраста.

Британские ученые пришли к выводу, что стресс ведет к увеличению вероятности потери памяти у больных сахарным диабетом. Испытуемые, в крови которых была обнаружена повышенная концентрация гормона стресса кортизола, во время теста на когнитивные навыки показали более низкие результаты, чем другие.

Подростки, которых в детстве слишком рано отдали в ясли, а также, чьи матери были к ним равнодушны, чаще страдают от стресса, утверждают ученые из США. У таких подростков возникают проблемы с уровнем кортизола – гормона, связанного со стрессом. Результаты исследования были опубликованы в журнале Child Development.

Музыка является неотъемлемой частью нашего бытия, поскольку способна доставлять особое эстетическое наслаждение, которое могут переживать только люди и несвойственное животным. Вместе с тем, такое наслаждение резко снижает уровень гормонов стресса.

источник

Глюкокортикоиды (ГС) (синоним: глюкокортикостероиды, ГКС) — это группа гормонов коры надпочечников. Главными представителями ГКС в организме человека являются кортизол и кортизон.

Применение глюкокортикоидов при беременности до сих пор является одним из наиболее дискуссионных вопросов акушерской практики. Пожалуй, ни с какими другими препаратами не было связано столько споров и диаметрально противоположных мнений.

Стероиды (или стероидные гормоны) — это гормоны, имеющие в своей структуре циклопентанпергидрофенантреновое ядро. Стероидные гормоны вырабатываются не только в надпочечниках, но и в яичниках (эстрадиол, прогестерон), яичках (тестостерон), плаценте (эстриол) (в скобках указаны только основные представители стероидных гормонов в каждом органе). Особенностью всех стероидных гормонов является их взаимное превращение. Многие такие превращения происходят в коже, подкожной жировой клетчатке и в мышечной ткани (периферическая конверсия). Поэтому жировая и мышечная ткани часто рассматриваются как дополнительная железа внутренней секреции.

Кроме глюкокортикоидов кора надпочечников синтезирует и другие виды стероидных гормонов. К ним относятся минералокортикоиды (главный представитель альдостерон) и половые гормоны (андрогены и эстрогены). Совокупность всех стероидных гормонов, вырабатываемых в коре надпочечников, называется кортикостероидами (от слова cortex — кора).

В данной статье речь пойдет в основном о глюкокортикостероидах.

Под ГКС часто понимаются не только естественные гормоны коры надпочечников, но и лекарственные препараты, являющие аналогами этих гормонов. К таким препаратам относятся преднизолон, дексаметазон и метипред.

Основное биологическое действие ГКС заключается в поддержании постоянства внутренней среды организма (гомеостаза). Главном отличием глюкокортикоидов от остальных стероидных гормонов является выраженное влияние на промежуточный обмен (совокупность биохимических процессов, при которых питательные вещества превращаются в структуры клетки). Из-за сходства химической структуры глюкокортикоидов и минералокортикоидов все глюкокортикоиды обладают дополнительным слабым минералокортикоидным действием, а все минералокортикоиды — слабым глюкокортикоидным действием. Поэтому деление стероидных гормонов надпочечников на глюко- и минералокортикоиды достаточно условно. К глюкокортикоидам относят гормоны, которые в первую очередь влияют на промежуточный обмен, а к минералокортикоидам — гормоны, в первую очередь влияющие на водно-солевой обмен.

В физиологических условиях ГКС обеспечивают адаптацию организма к стессу. Большая заслуга в изучении роли ГКС при стрессе принадлежит Гансу Селье, который доказал, что любое физическое и/или психическое напряжение и другие стрессорные сигналы (страх, опасность, испуг и т. д) приводят к усилению секреторной функции надпочечников. Поэтому ГКС играют первостепенную роль в регуляции равновесия между внешней и внутренней средой, обеспечивая жизненную устойчивость организма.

Физиологическое действие глюкокортикоидов на промежуточный обмен в основном носит анти-инсулиновый характер и включает в себя влияние на обмен белков, углеводов, жиров и нуклеиновых кислот.

Антиинсулиновый характер действия ГКС проявляется мобилизацией углеводов, основных источников энергии в организме. Но если в обычных условиях глюкоза образуется в основном из гликогена (животного крахмала), под действием ГКС для синтеза глюкозы (глюконеогенеза) начинают использоваться аминокислоты. Аминокислоты являются «кирпичиками» белка и главным источником биологически доступного азота в организме, необходимого и для синтеза нуклеиновых кислот. ГКС тормозят использование аминокислот для белкового синтеза и стимулируют расщепление белков в клетке. Одновременно блокируется захват аминокислот клеткой. Это и создает дополнительный резерв аминокислот, необходимый для глюконеогенеза. Расщепление аминокислот до глюкозы сопровождается повышением экскреции азота. Повышение концентрации аминокислот в крови еще более усиливает глюконеогенез в результате стимуляции секреции глюкагона.

Таким образом, главным «побочным действием» стресса на организм является торможение синтеза белков и нуклеиновых кислот (ДНК и РНК) в организме, а, следовательно, — торможение роста и деления клеток. Наиболее чувствительными к такому действию оказываются растущие и делящиеся клетки, в частности, клетки плода и клетки иммунной системы.

Увеличивается запасы гликогена в печени и усиливается печеночный синтез глюкозы (глюконеогенез). Кроме того, глюкокортикоиды оказывают прямое действие на печень, усиливая синтез таких печеночных ферментов, как тирозин-аминотрансфераза и триптофан-пирролаза. Подавление внепеченочного синтеза белков и стимуляция печеночного синтеза ферментов отражает действие ГКС на обмен нуклеиновых кислот. ГКС подавляют синтез нуклеиновых кислот (ДНК и РНК) во всем организме, кроме печени, где усиливается синтез РНК.

Глюкокортикоиды необходимы для мобилизации жирных кислот, оказывая разрешающее и активирующее действие гормонов, мобилизирующих жиры (катехоламины и гипофизарные пептиды).

Действие ГКС на структурные белки и жировую ткань значительно варьирует в различных частях тела. Фармакологические дозы кортизола могут серьезно опустошить запасы белкового матрикса костей позвоночника, но в минимальной степени затронуть компактную костную ткань длинных костей. Периферическая жировая ткань может уменьшаться, а жировые отложения на животе и между лопаток могут увеличиваться («бизонов горб», «бизонов воротник»).

В фармакологических дозах кортизол подавляет клеточный иммунитет, однако выработка антител подавляется только при достаточно больших дозах ГКС. Противовоспалительное действие ГКС является основным показанием к назначению этих препаратов.

Кортизол оказывает выраженное действие на водный баланс организма, подавляя поступление воды внутрь клетки. ГКС подавляют секрецию антидиуретического гормона, что приводит к усилению клубочковой фильтрации в почках. Из-за слабых минералокортикоидных свойств ГКС влияют на реабсорбцию натрия в почечных канальцах.

ГКС оказывают влияние на психическую сферу, и эмоциональные расстройства характерны как для избытка, так и для недостатка кортизола в организме.

История открытия противовоспалительного действия ГКС и начало клинического применения глюкокортикоидных препаратов

Главная заслуга внедрения ГКС в клиническую практику принадлежит американским ученым: ревматологу Хенчу и биохимику Кенделлу, получившим за это в 1948 г. Нобелевскую премию. Однако путь от первых гипотез до клинического применения ГКС занял около четверти века. Интересно, что с самого начала гипотезы о наличии в организме некой противовоспалительной субстанции были связаны с беременностью.

В середине 20-х годов Hench обратил внимание на то, что при беременности происходит улучшение состояния больных ревматоидным артритом. Позднее им же было замечено, что при болезни Боткина тоже происходит улучшение суставных проявлений ревматоидного артрита. Постепенно у Хенча нарастало убеждение, что в организме имеется гипотетическая антиревматоидная субстанция X, которая уменьшает ревматоидные проявления во время беременности и при желтухе.

Поиск субстанции X активно проводился в течение 1930-х годов. Были испытаны экстракты из разных органов и тканей, но постепенно внимание Хенча целиком переключилось на гормоны.

В 1938 г. случайное знакомство Хенча с известным биохимиком Кенделлом (Kendall) переросло во многолетнее сотрудничество. С начала 1930-х годов Кенделл терпеливо и упорно занимался выделением и изучением кортикостероидных гормонов. В 1934 г. совместно с Mason и Meyers он выделил соединение E (кортизон), а в 1936 г. — соединение F (кортизол). Химическую структуру обоих веществ он определил в 1937 — 1938 гг.

Во время частых встреч Хенч и Кенделл обсуждали различные гипотезы и теории относительно природы субстанции X. Вначале их внимание было сосредоточено не на гормонах, а на лецитине, который они назначали больным с целью вызвать гиперлипидемию, потому что было известно, что гиперлипидемия характерна как для беременности, так и для желтухи.

Между тем стало известно, что командование германских военно-воздушных сил использовало полученные кортикостероиды для повышения боеспособности своих летчиков. Возможность использования кортикостероидов в качестве допинга в военных целях дало резкий толчок к изучению этих гормонов в США.

К 1941 г. выделение кортикостероидов из надпочечников телят было очень трудоемким процессом, однако это не помешало Инглу, одному из сотрудников Кенделла, начать испытания действия этих гормонов на животных. Было установлено их действие в виде усиления мышечной активности, повышения углеводного обмена и повышения физиологической устойчивости к физическим нагрузкам, холоду и токсическим веществам, как, например, к тифозной вакцине.

Хенч писал, что когда во время одной из встреч Кенделл рассказал ему о физиологическом действии кортикостероидов, он вспомнил о своих наблюдениях о благоприятном действии противотифозной вакцины на больных ревматоидным артритом. Он предположил, нет ли связи между двумя явлениями, и решил испытать кортизон в клинических условиях, если представится такая возможность. Но от намерения до его осуществления прошло целых 7 лет.

В 1944 г. в лаборатории фонда Мейо было изготовлено небольшое количество дегидрокортикостерона (соединение А по Кенделлу). В следующем году это соединение было получено в большем количестве и предоставлено для клинических целей фирмой Мерк. Но попытка лечения одного больного Аддисоновой болезнью не дала результата. Тогда внимание опять переключилось на кортизон (субстанция E по Кенделлу). Однако процесс получения его из желчи коров и быков был крайне неэкономичен, а технологический процесс — крайне сложен. Нужно было найти другие источники сырья и новые методы производства.

В 1947 г. объединенные усилия Мейо и Мерка позволили усовершенствовать экстракцию и синтез кортизона, а проблема недостатка желчи была преодолена использованием растительного сырья — восточноафриканского алоэ. Это дало возможность к маю 1948 г. начать производство сперва малых, а затем все увеличивающихся количеств кортизона.

В августе 1948 г. в клинику Хенча поступила 29-летняя больная, которая в течение 5 лет страдала ревматоидным артритом в тяжелой форме. Попытка лечения ее лактоферрином, вызывавшим желтуху, не дала результата. Тогда в начале сентября Хенч и Кенделл обратились в фирму Мерк с просьбой предоставить достаточное количество кортизона специально для этой больной.

Две незначительные, но важные «случайности» позволили Хенчу и Кенделлу добиться долгожданного успеха. По причинам, которые остались неизвестными, они решили назначать ежедневно по 100 мг кортизона. Эта доза была очень большой. Если бы они применили слишком малую дозу и не получили бы результата, открытие лечебного эффекта кортизона было бы отложено на несколько лет.

Другой незначительной «случайностью» был размер кристаллов. Если бы кристаллы, которые использовали исследователи, были бы большего размера, всасывание кортизона происходило бы медленнее и клинический эффект был бы не столь явным.

21 сентября 1948 г. была сделана первая инъекция. Эффект был поразительным. Резкое улучшение состояния пациентки и почти полное исчезновение всех функциональных нарушений произошли так быстро, что стали настоящей сенсацией. После сентября 1948 г. группа Хенча и Кенделла продолжала получать небольшие количества кортизона для клинических исследований. Целью авторов было более углубленное клиническое изучение нового средства и только после этого публикация о его открытии, которая планировалась не раньше 1950 — 1951 г.

Однако стоимость производства малых количеств кортизона была настолько высока, что фирма-производитель была вынуждена искать официальных подтверждений эффективности препарата. Возникли опасения, что информация о препарате просочится в прессу, и возникнет волна сенсационных публикаций о «чудодейственном препарате», исцеляющем артрит.

В таком положении Хенч и сотр. были вынуждены изменить свои первоначальные намерения и поторопиться с официальным сообщением об использовании кортизона.

В апреле 1949 г. они доложили результаты своих исследований на Международном конгрессе ревматологов. Доклад произвел сильное впечатление, и эта дата стала официальным началом применения кортизона. В 1949 г. Хенч и Кенделл за открытие лечебного эффекта кортизона получили Нобелевскую премию.

После этого возникла лавина публикаций о применении кортизона и его аналогов, и только за 8 лет (до 1957 г.) число публикаций на эту тему превысило 800.

После 1948 г. история кортизона превратилась в историю его производных и их приложении к лечению многих неэндокринных заболеваний. Сегодня ясно, что огромный успех кортикостероидной терапии связан с многогранным фармакодинамическим действием гормона, далеко выходящим за границы заместительной терапии. Это дало возможность расшифровать механизм многих заболеваний, патогенетическая близость которых даже не подозревалась. Кортикостероиды открыли новую главу в общей теории болезней и революционизировали многие понятия медицины. Все это объясняет ту психологическую атмосферу, которая породила как кортизоновую легенду, так и кортизоновый страх.

Хронический ревматоидный артрит — это тяжелое хроническое заболевание, которое до этого считалось неизлечимым. Поэтому первые сообщения об открытии нового лекарства родили бурю надежды и энтузиазма, переходящие в сверхнадежду и ожидание чудес. Многие врачи без достаточного изучения природы кортизона стали считать его лекарством вроде аспирина и анальгина и начали назначать его во все возрастающих дозах.

При таком злоупотреблении не замедлили появиться и нежелательные побочные действия кортизона, иногда даже катастрофические.

Определенную ответственность за это несла фармацевтическая промышленность. Создавая все новые и новые препараты, фармфирмы искусно рекламировали их силу и эффективность. Но между возможностями фармацевтической химии и клиникой имеются существенные различия. Так после 1950 г. практически каждые 2 года появлялись новые препараты кортикостероидов: в 1950 г. — гидрокортизон, в 1954 г. — преднизон и преднизолон, в 1955 г. — флуорогидрокортизон, в 1956 г. — триамсинолон, в 1958 г. — дексаметазон. Однако серьезная клиническая проверка каждого препарата должна была занимать не менее 3 — 4 лет. Ясно, что это несоответствие не могло не сказаться на здоровье больных.

Читайте также:  Аденома гипофиза повышен кортизол

Совершенно не удивительно, что первоначальная волна восторга и энтузиазма вскоре перешла в реактивный пессимизм, который получил название кортизонового ужаса, «horror cortisoni». Нужно было, чтобы прошло время, чтобы страсти успокоились, наступило взвешенное отношение к применению данных препаратов.

Первые сообщения французских и англоязычных авторов о применении кортизона у беременных животных были очень настораживающими. Все указывало на неблагоприятные последствия для плода. Возникли опасения, что аналогичное неблагоприятное влияние ГКС могут оказывать и на человеческий плод.

Courrier и Collonge (1951) в опытах на кроликах ежедневно вводили по 25 мг кортизона с 10-го до 23-го дня беременности. Вводимая доза составляла на 10 мг на кг веса (обычная терапевтическая доза у человека оставляет от 1 до 3 мг на кг веса). Наблюдение за этими подопытными животными показало, что применение кортизона приводит к выкидышам, резорбции зародышей и значительному уменьшению размеров оставшихся в живых плодов.

De Costa и Abelman (1952) подтверждают эти наблюдения.

Fraser (1951) в опытах на мышах обнаружил, что они также являются очень чувствительными к внутриутробному действию ГКС. Он обнаружил следующие нарушения: внутриутробную смерть, нежизнеспособность плода и уродства — волчью пасть и заячью губу.

Крысы оказались более устойчивыми. По Courrier и сотр. (1951), М. Parrot и Т. Duplessis (1957) плоды могут развиваться до срока родов несмотря на ежедневное введение от 10 до 25 мг кортизона. Однако размеры детенышей были меньше нормы, рост их был замедлен, а смерть наступала рано (в 90% случаев — до 14-го дня после рождения).

Опыты Moscona и Karnofski (1960) с введением кортизона в алантоис крысиного эмбриона показали, что нарушения развития тем более выражены, чем меньше срок беременности и чем больше доза кортизона.

Таким образом, влияние ГКС на беременность в первых экспериментах на животных выражалось в следующем: внутриутробная смерть с резорбцией плода, выкидыши, значительное уменьшение размеров оставшихся в живых плодов, нежизнеспособность новорожденных, уродства и дефицит роста.

Все вышеприведенные данные указывали на то, что к применению этих препаратов при беременности нужно подходить с особой осторожностью. Если бы подобные данные о влиянии на плод животных были бы получены в отношении одного из современных препаратов в наше время, такой препарат вряд ли бы стал применяться во время беременности вообще. Однако следует помнить, что эра тератологии еще не наступила, талидомидовая и диэтилстилбестроловая катастрофы еще не случились, а искушение использовать данные средства во время беременности было слишком велико.

Поэтому очень скоро появились опровержения тератогенного и абортивного действия глюкокортикоидных гормонов в терапевтических дозах на человеческий плод. Желание многих исследований применить глюкокортикоиды во время беременности было связано со многими причинами.

Во-первых, это касалось больных с ревматическими заболеваниями. До эпохи кортизона многие из них не могли расчитывать на возможность беременности и родов из-за инвалидизирующих последствий основного заболевания. Теперь такая возможность появилась. Эти пациентки составили первую группу наблюдений о влиянии глюкокортикоидов на человеческий плод.

Во-вторых, именно на рубеже 1950-х и 1960-х годов родилась иммунология репродукции. В эти годы господствовала теория Медавара о физиологическом подавлении иммунного ответа матери на иммунологически чужеродный плод, и многие проблемы беременности связывались с чрезмерной активацией иммунной системы матери в отношении плода («аллергическая реакция матери на плод как причина невынашивания беременности»). При этом было логично предположить, что назначение иммуносуппрессивных препаратов позволит решить эту проблему. Именно в эти годы в Чехословакии были начаты опыты с пересадкой кожного лоскута мужа пациенткам с невынашиванием беременности. Кожный лоскут рассматривался тогда не как иммуноген, вызывающий иммунный ответ матери (современное, правильное представление), а как иммуносорбент, «оттягивающий» на себя «вредные» антитела (устаревшее, неверное представление).

В-третьих, именно в эти годы была раскрыта природа адрено-генитального синдрома, связанная с дефектом синтеза кортизола. При этом в организме накапливаются предшественники кортизола, превращающиеся в мужские гормоны (андрогены). Андрогены могут нарушать процесс овуляции, а во время беременности — оказывать вирилизирующее действие на плод женского пола. Заместительная терапия глюкокортикоидами в таких случаях позволяет разгрузить ось гипофиз — кора надпочечников и прекратить выработку избыточного количества андрогенов в организме женщины. Кроме того, был разработан недорогой тест для оценки общей андрогенной продукции женского организма, определение суточной экскреции 17-кетостероидов с мочой.

Все эти факторы стали причиной того, что кортикостероиды при беременности на рубеже 1950-х и 60-х годов стали употребляться все чаще и чаще. Количество наблюдений применения глюкокортикоидов при беременности стало настолько велико, что первоначальные опасения в отношении применения глюкокортикостероидов при беременности были отвергнуты. Сторонники безопасности применения глюкокортикоидов при беременности выдвинули следующие доводы:

  1. Исключительная редкость описанных случаев нарушений развития плода при применении глюкокортикоидов не позволяет считать это результатом действия глюкокортикоидов, поскольку их частота ниже общепринятой цифры в 2%.
  2. Сообщения не доказывают причинно-следственной связи между гормонами и повреждением плода.
  3. В описанных случаях нарушений развития плода применение глюкокортикоидов было связано с наличием основного заболевания, поэтому глюкокортикоиды не могут считаться единственным и самостоятельным патологическим фактором.
  4. Сообщения об уродствах плода относятся к единичным случаям, тогда как в тысячах наблюдений повреждающего действия на плод не отмечалось.

Во второй половине 50-х годов появилась теория, что невынашивание беременности может быть связано с гиперандрогенией. Французские авторы того времени (Bret, Jayle, Gueguen, Nolot и др.) отмечали, что оволосение по мужскому типу, размер плечевого пояса больше поперечного размера таза и повышенная секреция 17-кетостероидов связаны с повышенным риском выкидышей малого срока.

Bret и сотр. первыми назначили ГКС таким больным. Лечение начиналось со 100 мг кортизона в день, затем дозу снижали каждые 10 дней на 25 мг, так что весь курс лечения продолжался 40 дней. Если за это время уровень 17-КС снижался, назначение ГКС прекращали, в противном случае ГКС назначали до конца беременности.

Вместо кортизона Gueguen и Nolot (1961 г.) предпочитали назначать преднизон и преднизолон в малых дозах (от 10 до 1 мг). Главным показанием к назначению ГКС было увеличение экскреции 17 КС более 13 мг в сутки. Начальная доза составляла 9 мг, а поддерживающая — от 2 до 4 мг. Кортикотерапия начиналась со второй или третьей гестационной недели и продолжалось до конца беременности. Авторы не обнаружили никаких отклонений у родившихся детей.

Убеждение авторов о безопасности данной терапии было настолько велико, что рекомендовалось начинать глюкокортикоидную терапию во всех случаях, когда невозможно установить этиологию угрожающего выкидыша, потому что «все равно нечего терять» (Gueguen).

Однако данный подход к лечению невынашивания беременности не привился на Западе. Varangot и Thobroutscky в 1965 г. опубликовали исследование, в котором показали, что при невынашивании беременности назначение ГКС не улучшает прогноза беременности. Наблюдения за пациентками, получавшими ГКС по медицинским показаниям (ревматоидный артрит и др. аутоиммунные заболевания) не выявили снижения риска невынашивания беременности.

Работы конца 1950-х — начала 1960 по применению ГКС при невынашивании беременности фактически не оказали влияния на тактику ведения данного состояния на Западе, на что указывает тот факт, что научная группа ВОЗ в 1972 г. назвала советский опыт по лечению невынашивания беременности с помощью ГКС «интересной новостью», заслуживающей специального внимания. Чем мы и займемся в следующем разделе.

В 1990-е годы интерес к применению ГКС при невынашивании беременности на какое-то время вновь вспыхнул на Западе в связи с открытием антифосфолипидного синдрома. Но оказалось, что ГКС могут слегка снизить уровень антифосфолипидных антител, но не могут предотвратить образование микротромбозов плаценты. Поэтому данный подход не получил распространения и в настоящее время практически не применяется.

В современных зарубежных руководствах гиперандрогения во время беременности вообще не упоминается в качестве причин невынашивания беременности, а упоминания о применении ГКС отечественными авторами с целью лечения привычного выкидыша воспринимаются зарубежными специалистами с недоумением.

В одном из следующих разделов мы рассмотрим современные подходы и показания к применению глюкокортикоидной терапии при беременности за рубежом.

В 1960 г. в монографии по кортикотерапии, вышедшей в СССР, иронически замечалось, что увлечение кортикостероидами на Западе дошло до такой степени, что ГКС пытаются назначать даже при бесплодии. В то время это казалось слишком новым.

Однако примерно с 1966 г. положение резко изменилось. Вышедшие к тому времени работы по гинекологической эндокринологии привлекли внимание отечественных врачей к эндокринным причинам невынашивания беременности. Особенно интересными в этом отношении показались гиперандрогенные состояния. В это время в больших городах появилась возможность диагностики гиперандрогенных состояний с помощью анализа мочи на 17-КС (продукты превращения глюкокортикоидов и андрогенов, поступающие в мочу). Анализ проводился химическим способом и не требовал дорогостоящего оборудования и реактивов. Оказалось также, что назначение глюкокортикоидных препаратов (преднизолона и дексаметазона) вызывает снижение стимуляции коры надпочечников со стороны гипофиза, секреция 17-КС при этом снижается. Новаторские публикации французских авторов, о которых мы писали выше, были восприняты как руководство к действию. Применение ГКС с целью лечения невынашивания беременности началось в невиданных доселе ни в одной стране масштабах. Главным энтузиастом метода, похоже, был И. С. Розовский, но метод был поддержан всемогущим Л. С. Персианиновым и начал внедряться в повседневную акушерскую практику.

Еще одним центром развития глюкокортикоидной терапии при невынашивании беременности стала братская Болгария. Анализ публикаций показывает, что болгарские авторы даже обгоняли советских как по количеству, так (увы!) и по качеству исследований. Применение преднизолона, дексаметазона, а затем метипреда достигло таких масштабов, что в 1980 г. болгарские авторы поставили вопрос о том, что «беременность должна считаться показанием для назначения глюкокортикоидов» (вот так!).

Широкое распространение кортикостероидной терапии для лечения невынашивания беременности в нашей стране связано с несколькими причинами.

Во-первых, простота и внешняя понятность действий (есть невынашивание беременности — смотри 17-КС, если они повышены — назначай ГКС).

Во-вторых, мнимая безвредность такого лечения. И на этом следует остановиться подробнее. Отечественные авторы, писавшие и продолжающие писать о безвредности ГКС во время беременности, опирались на надежные зарубежные исследования. Но здесь речь идет об одном недоразумении. Дело в том, что в 1970-е годы была показана эффективность глюкокортикоидной терапии в снижении заболеваемости и смертности недоношенных детей. Назначение ГКС беременной женщине однократно или коротким курсом при угрозе преждевременных родов вызывает значительное улучшение созревания легких плода и резко улучшает перинатальные показатели. О безопасности именно такой терапии идут споры на Западе, и именно такая терапия была признана относительно безопасной для плода. У нас же эти аргументы приводятся в защиту назначения гормонального препарата в течение всей беременности!

Еще одной областью применения ГКС за рубежом являются случаи беременности при аутоиммунных заболеваниях. В данном случае назначение ГКС является вынужденной мерой, когда приходится выбирать из двух зол меньшее. Без этих препаратов общее состояние больных может ухудшиться. Когда говорят о безопасности терапии ГКС при таких состояниях, в первую очередь имеют в виду отсутствие выявленного тератогенного (вызывающего уродства) действия данных препаратов в терапевтических дозах на плод человека. Но такие явные проявления глюкокортикоидной терапии, как тенденция к рождению детей с низкой массой тела, отмечается практически всеми западными авторами, пишущими на эту тему.

В-третьих, была разработана (в основном, болгарами) целая идеология, доказывающая, что назначение ГКС во время беременности является не только безопасным, но даже полезным для плода. Для этого в описании биологического и фармакологического действия ГКС на плод вместо объяснений и доказательств использовались эмоционально окрашенные выражения. Например, вместо описания влияния ГКС на белковый, углеводный и жировой обмен, болгарские авторы писали, что они положительно влияют на различные виды обмена и улучшают их. То, что ГКС помогают справиться со стрессом, с точки зрения этих авторов, указывает и на то, что ГКС улучшают также адаптационные возможности плода. При этом сторонники ГКС в упор не видят (или не хотят видеть?), что это фармакологический сигнал стресса, что он посылается плоду в течение всей беременности , а стрессовая ситуация создается искусственно.

Эти и другие причины объясняют, почему и через пять лет после появления серьезных обзорных публикаций об отрицательном влиянии ГКС на здоровье будущего ребенка, данные препараты продолжают широко назначаться при беременности в нашей стране.

Аргументы сторонников ГКС при невынашивании беременности сводятся к следующему:

ГКС снижают «вредные» мужские половые гормоны, чем предотвращают развитие выкидыша.

Попробуем разобраться, так ли это.

Здесь тоже произошла путаница понятий. Действительно, мягкие формы гиперадрогении сопровождаются повышением риска невынашивания беременности. Но причиной этого являются не сами по себе андрогены, а те состояния, которые сопровождаются повышением уровня андрогенов. Андрогены являются предшественниками эстрогенов в яичнике. Если превращение андрогенов в эстрогены (ароматизация) происходит неправильно, овуляция часто оказывается некачественной. Это сопровождается ухудшением созревания слизистой оболочки матки (эндометрия) в первой половине менструального цикла и ухудшением секреторной трансформации эндометрия (подготовки к принятию зародыша) во второй половине цикла. Слизистая оболочка матки, слабо чувствительная к прогестерону, не может в полной мере отреагировать на сигналы, посылаемые плодным яйцом, что приводит к повышению частоты сбоев во взаимодействии мать— плод, приводящих к выкидышу. При этом нужно лечить не анализ (уроверь андрогенов), а причину — нарушение овуляции. Именно так рекомендуют действовать современные авторы. Назначение ГКС после овуляции никак не влияет на риск развития выкидыша (см. также рекомендации Королевской коллегии акушеров и гинекологов по невынашиванию беременности на нашем сервере).

Что касается уровня андрогенов при беременности, то нужно обратить внимание на следующее. Существует целый ряд состояний, когда уровень андрогенов при беременности бывает резко повышен. Эти состояния сопровождаются риском вирилизации плода, но не риском невынашивания беременности. В большинстве случаев речь идет о наследственных дефектах ферментов, отвечающих за синтез кортизола в надпочечниках. Уровень андрогенов при таких состояниях бывает на порядок выше, чем при мягких формах гиперандрогении. Эти состояния встречаются достаточно редко, а пациенты с детства наблюдаются у общих эндокринологов. Именно в этих случаях назначение ГКС бывает оправдано (речь идет о классической заместительной терапии).

Важной особенностью гормональной регуляции беременности является появление новой железы внутренней секреции — плаценты. Плацента вырабатывает большие количества прогестинов и эстрогенов (в основном — эстриола). Однако синтез стероидных гормонов плаценты происходит не «с нуля», а за счет превращения гормонов-предшественников, к коим относятся и андрогенные предшественники кортизола из надпочечников. Поэтому с мягкими формами повышения андрогенов плацента прекрасно справляется сама. Лучше доверять природе, чем назначать химические препараты.

Несколько слов о 17-кетостероидах. К 17-кетостероидам относятся эфиры этиохоланолона и андростерона с глюкуроновой и серной кислотами. Это основной продукт превращения гормонально мало активных предшественников кортизола, прежде всего дегидроэпиандростерон-сульфата. В периферической ткани ДЭА-С может превращаться в активные формы андрогенов, но во время беременности он является одним из основных субстратов синтеза гормонов плаценты. Во время нормальной беременности почти всегда обнаруживается небольшое повышение экскреции 17-КС с мочой, что связано с особенностями гормональной регуляции этого периода. Определение экскреции 17-КС с мочой во время беременности с целью выявления показаний для назначения ГКС представляется устаревшим и научно не обоснованным. Мы не рекомендуем использование данного анализа в широкой практике. Данный анализ может быть полезен только в случае классических (но не «стертых») форм адрено-генитального синдрома, встречающихся довольно редко.

В конце 1940-х — начале 1950-х годов произошла настоящая революция в фармакологии. Усовершенствование технологий и успехи биологии и медицины в понимании многих физиологических процессов на молекулярном уровне привели к тому, что ежегодно стали появляться сотни новых препаратов. И если до этого мало кто задумывался о возможном неблагоприятном действии лекарств на плод, с этих пор данная проблема заявила о себе очень грозно. В начале 60-х годов по Европе прокатилась эпидемия рождения детей с грубыми дефектами конечностей. Оказалось, что врожденные аномалии развития были связаны с приемом их матерями в ранние сроки беременности мягкого транквилизатора талидомида. Талидомид тестировался на беременных животных и не вызывал никаких аномалий развития у потомства. Талидомидный скандал заставил врачей задуматься о возможной опасности применения лекарств во время беременности и сделал их очень осторожными при назначении любых новых препаратов беременным женщинам. Это событие дало мощный толчок развитию новой науки, тератологии.

Оказалось, что фармакокинетика и фармакодинамика многих лекарственных препаратов во время беременности значительно отличается от того, что происходит вне беременности, а влияние лекарств на плод существенным образом отличается от влияния тех же препаратов на взрослый организм. Незрелость систем инактивации чужеродных соединений, хрупкость механизмов системо- и органогенеза могут быть причиной токсического и тератогенного действия вполне безобидных препаратов. Поэтому на Западе обычно не спешат внедрять новые методы лекарственной терапии во время беременности, предпочитая торопиться медленно.

Повышенная осторожность при назначении стероидных гормонов при беременности связана и с историей применения диэтилстилбестрола (ДЭС) во время беременности. Этот считавшийся не только безобидным, но и полезным препарат в течение нескольких десятилетий назначался пациенткам с угрозой прерывания беременности в качестве аналога эстрогенных гормонов. Впоследствии оказалось, что ДЭС вызывает развитие целого ряда заболеваний у потомства, включая редкие формы рака влагалища в подростковом возрасте.

Очень показательно, что Запад не купился на бравурные сообщения советских и болгарских авторов о безопасности массового назначения преднизолона и дексаметазона при невынашивании беременности. С 80-х годов появился целый ряд серьезных работ, доказывающих вначале неблагоприятное действие стресса у матери на развитие плода, а затем — влияние ГКС на плод, которое оказалось гораздо более комплексным и глубоким, чем влияние стресса, поскольку действие ГКС связано не только с чисто глюкокортикоидным действием, но и с дополнительным влиянием продуктов превращения глюкокортикоидов в организме, особенно выраженное на уровне центральной нервной системы плода. Этой теме посвящена особая публикация на нашем сервере.

Данная работа не является еще одной попыткой дискуссии со сторонниками назначения ГКС при невынашивании беременности. После того, как было четко доказано неблагоприятное действие данных гормонов на плод,спорить стало не о чем. Это всего лишь попытка объяснить, почему мы опять оказались впереди планеты всей в проведении широкомасштабного эксперимента над будущими поколениями, расхлебывать результаты которого придется еще ни одно десятилетие.

источник