Меню Рубрики

Уровень рецепторов эстрогенов и прогестерона

Молочная железа у женщин является гормонозависимым органом. Основными гормонами, которые влияют на ее работу, считаются прогестерон, эстроген и пролактин. В норме эти вещества всегда присутствуют в организме. Когда развивается РМЖ (рак молочных желез), метод лечения определяет то, сохранились ли в груди рецепторы к гормонам. Если да, то действовать на опухоль, угнетая ее рост, можно соответствующими препаратами.

Гормоны – это биологически активные вещества, которые отвечают за деление клеток, нормализацию других жизненно важных процессов. Практически все процессы жизнедеятельности зависят от нормальной выработки этих веществ.

На поверхности всех клеток организма находятся специальные белки, которые получают «сигналы», они называются рецепторами. Если в крови появляется вещество, которое может вступить во взаимодействие с этими белками на поверхности, начинается их соединение. Такие специальные белки считаются самыми чувствительными частицами в организме.

Значение рецепторов эстрогена, прогестерона и НЕR-2 белка в клетках рака молочной железы, и методы их определения

В кровотоке женского организма все время присутствуют:

  1. Эстрогены – 3 вида
  2. Прогестероны – 5 видов

Сколько их содержится в данный момент, зависит от того, какой сейчас период менструального цикла. Эти гормоны взаимодействуют со специальными структурами на поверхности клеток молочных желез.

Развитие онкологии подразумевает рост опухоли, клетки которой мутировали – изменились. Некоторые из них полностью преобразовались, в других же остались рецепторы гормонов. Когда к таким клеткам попадает эстроген и прогестерон, они делятся особенно интенсивно, затем проникают в кровь и лимфу. При онкологии это означает появление метастазов.

Рецепторы прогестерона при раке молочной железы, как и эстрогена, являются основанием для назначения гормональной терапии. Цель этого метода лечения – максимально уменьшить действие гормонов на опухоль, тем самым остановив ее рост и деление патогенных клеток.

Чаще всего гормональная терапия назначается после проведения операции по удалению раковой опухоли. Ее цель заключается в перестраховке, чтобы предотвратить губительное действие раковых клеток, которые могли остаться в организме.

Располагаются эти чувствительные частицы во многих частях тела – жировой ткани, лимфоузлах, молочных железах. Все эти ткани имеют подходящую для жизнедеятельности гормонов структуру. Основными функциями эстрогена и прогестерона являются:

  • поддержание гормонального баланса в организме
  • нормальная работа репродуктивной системы
  • регулирование менструального цикла
  • поддерживание в нормальном состоянии кожи, волос (их называют «гормонами красоты»)
  • поддержание работы центральной нервной системы
  • другие

В таблице ниже приведены допустимые показатели нормы прогестерона и эстрогена в разные периоды менструального цикла женщины:

Чтобы определить количество прогестерона и эстрогена, назначается анализ крови. А чтобы определить наличие рецепторов эстрогена и прогестерона при раке молочной железы, требуется иммуногистохимическое исследование. Для его проведения берут кусочек опухоли, заливают в парафин. Затем в лаборатории происходит изучение взятого материала.

Если иммуногистохимическое исследование подтвердило наличие рецепторов половых гормонов на участке груди, пораженном злокачественными процессами, это означает, что необходимо выбирать средства гормонотерапии. В противном случае рост ракового образования будет увеличиваться, появятся метастазы, затрагивающие другие органы.

Однако положительные данные исследования являются не единственным основанием для прогноза на выздоровление. Если стадия рака вторая и выше, появились метастазы, поражены лимфоузлы, успех терапии уменьшается.

Эстроген-рецепторы относятся к группе ядерных, делятся на две формы: α и β. Рецепторы к нему, как и к прогестерону, играют важную роль в формировании злокачественной опухоли. Они представляют собой белковые структуры, которые размещаются по поверхности новообразования.

При естественном выделении новых половых гормонов происходит их соединение и взаимодействием с рецепторами, которые расположены возле раковой опухоли. Последствием становится интенсивное развитие и прогрессирование роста онкологии. По статистике, рецепторы к половым гормонам встречаются в такой частоте:

  • 75% — эстроген-позитивные
  • 65% — эстроген-позитивные, восприимчивы также к прогестерону
  • 10% — эстроген-позитивные, но абсолютно прогестерон-негативные (эстрогенозависимые)
  • 5% — прогестерон-позитивные, но абсолютно эстроген-негативные (прогестеронзависимые)
  • 25% — не содержат рецепторы, восприимчивые к гормонам

Две формы эстроген-рецептора α и β исследованы по-разному. Функция эстрогена типа β научно полностью не определена. Тип α исследован подробно, относится к группе лиганд-активированных ядерных структур. Принцип действия эстрогена такой:

  • проникает в молочную железу и другие ткани
  • транспортируется в ядро
  • соединяется с эстрогеновыми рецепторами
  • взаимодействует с ДНК и клеточными белками
  • осуществляет синтез белков

Промотор гена прогестерона содержит в составе частицы, зависимые от эстрогена, поэтому считается, что роль последнего при формировании злокачественных опухолей больше. В связи с этим эстрогенозависимый рак молочной железы встречается чаще, чем прогестеронозависимый. Принцип действия прогестерон-рецепторов аналогичен эстрогеновым. Соединяясь с гормоном, они взаимодействуют, результатом чего оказывается модуляция экспрессии и синтез белков.

Результаты исследований применяются лечащим врачом-онкологом для подбора терапии рака. В основном прогноз на выздоровление положительный, если опухоль оказалась гормонозависимой, определена на ранней стадии, метастазов нет.

Если принимается решение о назначении гормональной терапии, на основании показателей количества рецепторов, определяется ее вид. Выделяют такие основные виды:

  • адъювантная – ее продолжительность составляет 5-10 лет, иногда назначается пожизненно
  • неоадъювантная – длится 3-6 месяцев, чаще всего применяется перед хирургическим вмешательством
  • лечебная – назначается на ранних стадиях онкологии, вместо операции

Чтобы остановить выработку эстрогена и прогестерона и прекратить их соединение с соответствующими рецепторами, назначаются препараты, которые:

  • снижают уровень эстрогена
  • останавливают взаимодействие с уже имеющимися в организме гормонами

Основными группами таких лекарственных средств являются:

  1. Модуляторы рецепторов. Изначально применялся Тамоксифен – лекарственный препарат, компоненты которого привязывались к эстрогену, блокируя проникновение к ним самого гормона. Сегодня применяются такие аналоги Тамиксифена, как Ралоксифен, Торемифен.
  2. Блокаторы рецепторов. Эта группа препаратов направляет свое действие на разрушение рецепторов опухоли. В результате в них не просто не проникает гормон, а они вовсе перестают функционировать. Эффективное средство этой группы – Фаслодекс.
  3. Ингибиторы ароматазы. Признаны наиболее эффективной группой средств гормонотерапии, которые способствуют не только угнетению рецепторов, но и разрушению раковой опухоли. Одним из наиболее эффективным ингибиторов ароматазы признан Летрозол.
  4. Прогестины. Обычно назначаются, если препараты предыдущих групп оказались неэффективными. Оказывают мощное действие на выработку гормонов, блокируют рецепторы, но вызывают ряд побочных действий.

Таким образом, определение рецепторов прогестерона и эстрогена является основанием для назначения гормонотерапии. Рак молочной железы – опасное для жизни женщины заболевание, поэтому затягивать с выбором лечения нельзя. После проведения специальных исследований, лечащий врач решает, как будет применяться гормонотерапия – вместо операции или в дополнение к ней.

источник

Одним их характерных признаков злокачественных опухолей является их «умение» стимулировать свой рост самостоятельно. Они выделяют факторы роста, которые связываются с рецепторами (белковыми молекулами расположенными в опухоли) после чего происходит стимуляция роста. Стимулирующими факторами могут быть и вещества, находящиеся в организме человека. Так, в случае рака молочной железы такими веществами могут выступать эстрогены — женские половые гормоны.

Более ста лет назад было показано, что удаление яичников, являющихся основным источником эстрогенов у женщин в пременопаузе, оказывает противоопухолевый эффект у больных с распространенным РМЖ.

Остановка функции яичников у женщины (хирургическая, лучевая, гормональная) приводит к снижению уровня эстрогенов крови с 1000-100 до 100-10 ммоль/л, т. е. в 10 раз. Остаточный уровень эстрогенов обеспечивается превращением андростендиона, вырабатываемого корой надпочечников, в эстрогены за счет реакции ароматизации, протекающей в жировой и некоторых других тканях.

В постменопаузе главным путем образования эстрогенов является ароматизация андрогенов, продуцируемых надпочечниками. Таким образом, блокада яичников не обеспечивает полной остановки образования этих гормонов, и требуется дополнительное воздействие, чтобы прервать стимуляцию опухоли.

Спросите вашего врача: Какое значение имеет определение рецепторов к эстрогенам и прогестерону в лечении рака молочной железы?

Определение рецепторов к эстрогену и прогестерону в опухоли молочной железы является на сегодняшний день стандартным мероприятием, позволяющим планировать объем лечение, определять в нем роль гормонотерапии, а также определять риск возникновения рецидива заболевания.

Определение рецепторов к эстрогенам и прогестерону проводится с помощью иммуногистохимического исследования. Материалом для исследования обычно являются блоки препарата (кусочек опухоли, специально обработанный и залитый в парафин). Исследование проводится в специальных лабораториях.

Значительный прогресс в лечении рака молочной железы внесли исследования по выявлению и количественному определению в опухолевых клетках стероидных рецепторов к эстрагену и прогестерону. Пациентки, опухоли которых содержали рецепторы к эстрогену и прогестерону, в 50-65% случаев оказались чувствительными к гормональной терапии. В то же время, если опухоль содержала один тип рецептора, чувствительность к гормональной терапии значительно снижалась. В случае если опухолевые клетки не содержали рецепторов, то эффективность гормонотерапии не превышала 10%.

В настоящее время общепринято, что если более 10% опухолевых клеток содержат рецепторы к эстрогену или прогестерону, то опухоль следует считать гормоночувствительной. В Израиле гормональные препараты применяются на различных этапах комбинированного и комплексного методов лечения операбельных форм рака молочной железы, а также в случаях генерализации опухолевого процесса.

Следует признать, что первичная опухоль молочной железы состоит из биологически различных популяций клеток. Они различаются по многим параметрам, в частности по скорости роста, кариотипу, наличию или отсутствию гормональных рецепторов, продукции опухоль-ассоциированных белков, иммуногенности, чувствительности к гормоно- и химиотерапии.

Эффективной последующей антиэстрогенной стратегией явилась блокада рецепторов этих гормонов. С этой целью были синтезированы селективные модуляторы рецепторов к эстрогенам (SERM) тамоксифен и торимефен. Назначение тамоксифена в течение пяти лет у пациенток с рецептор-позитивными опухолями в менопаузе позволило сократить частоту рецидивов и возникновения рака контралатеральной молочной железы на 50%, уменьшить смертность на 28%.

Помимо этих препаратов есть и новые, не упомянутые в статье, созданные по тому же принципу — блокировке рецепторов опухоли к гормонам женщины или же подавлению функции яичников. Спросите у нашего консультирующего врача о новых направлениях лечения гормоно-зависимых опухолей груди и какие успехт уже достигнуты в лечении не чувствительных к гормонам опухолей. Мы можем помочь вам — не тяните время, оно не ждет.

источник

РП+ — рецептороположительный по рецепторам прогестерона, РП>=10,0 фмоль/мг белка.
РП- — рецептороотрицательный по рецепторам прогестерона, РП РЭ>=10,0 фмоль/мг белка.
РЭ- — рецептороотрицательный по рецепторам эстрогенов, РЭ

Определение цитоплазматических РЭ в опухолевой ткани при РМЖ было предложено в качестве метода оценки гормональной зависимости опухоли и предсказания эффективности эндокринной терапии McGuire W.L. в 1975 г. (119). Дополнительное определение уровня РП повышало точность предсказания эффективности терапии диссеминированного РМЖ (135), кроме того было обнаружено влияние уровней РЭ и РП на прогноз болезни (149, 120, 130, 234).

86% диплоидных опухолей были РЭ+, среди анеуплоидных этот процент был статистически значимо ниже -73% (р 108 фмоль/мг оказался таким же плохим, как и у больных с уровнем РЭ 100 фмоль/мг белка эффект наблюдался в 61% случаев (209). Противоречивые результаты по влиянию уровня РП на эффект тамоксифена у больных диссеминированным РМЖ были получены W.R.Bezwoda с соавт. (73), с одной стороны получены существенные различия в частоте эффекта: при РП- опухолях — 24%, при РП+ — 55%; с другой стороны, при многофакторном анализе оказалось, что только уровень РЭ был существенным показателем, предсказывающим эффект эндокринной терапии.

Может ли быть уровень РЭ или РП показателем, предсказывающим эффективность адъювантной химиотерапии? Этот вопрос был поставлен впервые в 1978 г. Lippman M.E. с соавт. (163), обнаружившими, что у больных диссеминированным РМЖ с РЭ- опухолями эффективность комбинированной химиотерапии выше, чем у больных с РЭ+ опухолями. В 80-х годах ответ был отрицательным и основывался, преимущественно, на том, что частота эффекта химиотерапии при диссеминированном раке больных с РЭ- опухолями и РЭ+ опухолями была одинаковой (132, 141).

Petru E. с соавт. (198) было показано преимущество в выживаемости больных с РЭ+ опухолями, получавших химиотерапию, включающую антрациклины, перед больными с РЭ- опухолями. При проведении неоадъювантной химиотерапии (FAC или эпирубицин + циклофосфан) наибольший непосредственный эффект наблюдался у больных с РП- опухолями, уровень РЭ не имел значения (164).

Проведение адъювантной химиотерапии (FEC) больным, находящимся в менопаузе, оказалось наиболее эффективным у больных с РП- опухолями (183).

10.2. Общий анализ величин РЭ и РП.

Исходный уровень РЭ изучен в первичных опухолях у 1648 больных, исходный уровень РП — в первичных опухолях 1597 больных РМЖ I, II и III стадий. Все больные получали лечение в клиниках ОНЦ РАМН, гистологические исследования производились в лаборатории патоморфологии ОНЦ. Определение уровней РЭ и РП производилось в лаборатории клинической биохимии ОНЦ радиолигандным методом с использованием активированного угля, покрытого декстраном (5). Опухоли, содержащие рецепторы со значениями равными или превышающими 10,0 фмоль/мг белка, расценивались как рецептороположительные, а опухоли с уровнем рецепторов от 0 до 9,9 фмоль/мг белка расценивались как рецептороотрицательные.

Таблица 16. Влияние репродуктивного статуса на уровень РЭ.

Средний уровень РЭ в фмоль/мг белка (M+\-m)

Диапазон РЭ в фмоль/мг белка

Данные о средних уровнях РЭ, диапазоне колебаний величин РЭ и частоте рецепторонегативных опухолей в зависимости от репродуктивного статуса больных представлены в таблице 16. У больных, находящихся в естественной менопаузе, средний уровень РЭ статистически значимо выше, чем у больных репродуктивного периода (р

Средний уровень РЭ в фмоль/мг белка (M+\-m)

Фолликулиновая фаза (2-10 дни)

Таблица 18. Влияние репродуктивного статуса на уровень РП.

Средний уровень РП в фмоль/мг белка (M+\-m)

Диапазон РП в фмоль/мг белка

Данные о средних уровнях РП, диапазоне колебаний величин РП и частоте рецепторонегативных опухолей в зависимости от репродуктивного статуса больных представлены в таблице 18. У больных, находящихся в естественной менопаузе, средний уровень РП статистически значимо ниже, чем у больных репродуктивного периода (р

Средний уровень РП в фмоль/мг белка (M+\-m)

Фолликулиновая фаза (2-10 дни)

Таблица 20. Влияние времени года в момент операции на уровень РЭ у больных репродуктивного периода.

Средний уровень РЭ в фмоль/мг белка (М*+/-m)

Частота РЭ- опухолей в процентах

Примечание: * — статистически значимы различия средних величин при сравнении 1 и 3 (р

Средний уровень РЭ в фмоль/мг белка (М+/-m)

Частота РЭ- опухолей в процентах

Примечание: статистически значимы различия средних величин при сравнении 3 и 4 (р

Средний уровень РП в фмоль/мг белка(М+/-m)

Частота РП- опухолей в процентах

Примечание: различия статистически не значимы.

Таблица 23. Влияние времени года в момент операции на уровень РП у больных, находящихся в естественной менопаузе.

Средний уровень РП в фмоль/мг белка(М+/-m)

Частота РП- опухолей в процентах

Примечание: различия статистически не значимы.

Читайте также:  Если принимать прогестерон в первой фазе

Средние величины уровней РП не зависели от времени года как у больных репродуктивного периода, так и у больных, находящихся в менопаузе (смотри таблицы 22 и 23).

В таблицах 24 и 25 приведены средние величины уровней РЭ в зависимости от вариаций критерия “Т” у больных репродуктивного периода и у больных, находящихся в естественной менопаузе, соответственно. Статистически значимых различий средних уровней РЭ в зависимости от значений “Т” не обнаружено ни у больных репродуктивного периода, ни у больных в менопаузе, хотя прослеживаются тенденции к снижению средних величин РЭ и к повышению частоты РЭ- опухолей с нарастанием показателя “Т” от Т1а к Т4.

Таблица 24. Уровень РЭ в зависимости от показателя “Т” у больных репродуктивного периода.

Средний уровень РЭ в фмоль/мг белка (М+/-m)

Таблица 25. Уровень РЭ в зависимости от показателя “Т” у больных, находящихся в менопаузе.

Средний уровень РЭ в фмоль/мг белка (М+/-m)

Средние величины уровней РП в зависимости от вариаций критерия “Т” у больных репродуктивного периода и у больных, находящихся в естественной менопаузе представлены в таблицах 26 и 27 соответственно. Прослеживаются тенденции к снижению средних величин РП и повышению частоты РП- опухолей с нарастанием показателя “Т” от Т1с к Т4, различия средних величин РП у больных, имеющих Т1с и Т2, статистически значимы как у больных репродуктивного периода, так и у больных, находящихся в менопаузе.

Таблица 26. Уровень РП в зависимости от показателя “Т” у больных репродуктивного периода.

Средний уровень РП в фмоль/мг белка (М+/-m)

Таблица 27. Уровень РП в зависимости от показателя “Т” у больных, находящихся в менопаузе.

Средний уровень РП в фмоль/мг белка (М+/-m)

Анализу возможных связей между критерием N и уровнями РЭ и РП посвящены таблицы 28 и 29. Очевидна тенденция к снижению средних уровней РЭ и к повышению частоты РЭ- опухолей с повышением показателя “N” от “N0” до “N2”, эта тенденция прослеживается как у больных репродуктивного периода, так и у больных, находящихся в менопаузе. У больных репродуктивного периода с N2 средний уровень РЭ статистически значимо ниже, чем таковые у больных с N0 и N1, р

Средний уровень РЭ в фмоль/мг белка (М+/-m)

Прослеживается также тенденция к снижению средних уровней РП и к повышению частоты РП-негативных опухолей с повышением показателя “N” от “N0” до “N2”, эта тенденция прослеживается как у больных репродуктивного периода, так и у больных, находящихся в менопаузе. У больных, находящихся в менопаузе с N2, средний уровень РП статистически значимо ниже, чем таковые у больных с N0 и N1, р

Средний уровень РП в фмоль/мг белка (М+/-m)

Гистологическая форма инвазивного рака незначительно влияет на уровень РЭ в опухоли, отсутствуют статистически значимые различия при сравнении средних уровней РЭ между самыми частыми формами РМЖ —

Таблица 30. Уровень РЭ в зависимости от гистологической формы рака.

Средний уровень РЭ в фмоль/мг белка (М+/-m)

протоковым и дольковым (смотри таблицу 30). В то же время для медуллярного рака характерны пониженное среднее значение уровня РЭ и высокая частота РЭ- опухолей, по сравнению со всеми другими гистологическими формами РМЖ, р

Средний уровень РП в фмоль/мг белка (М+/-m)

Для долькового рака характерны более высокие средние величины РП чем для протокового рака, слизистого рака и медуллярного рака (р

Средний уровень РЭ в фмоль/мг белка (М+/-m)

Рассмотрим влияние степени злокачественности протокового рака на величины уровней РЭ, (смотри таблицу 32). Можно отметить низкие уровни РЭ и высокую частоту РЭ- опухолей при раке 3 степени злокачественности, различия статистически значимы при сравнении со средними уровнями РЭ при раке 1 степени злокачественности и при раке 2 степени злокачественности (p

Средний уровень РП в фмоль/мг белка (М+/-m)

Средние величины РП существенно варьируют в зависимости от степени злокачественности протокового инвазивного рака (смотри таблицу 33). Можно отметить низкие уровни РП и высокую частоту РП- опухолей при раке 3 степени злокачественности, различия статистически значимы при сравнении со средними уровнями РП при раке 1 степени злокачественности и при раке 2 степени злокачественности (p

Средний уровень РЭ в фмоль/мг белка (М+/-m)

Примечание: различия статистически не значимы.

Таблица 35. Уровень РП в зависимости от наличия опухолевых клеток в кровеносных и/или лимфатических сосудах при инфильтративном раке (с исключением редких форм рака).

Средний уровень РП в фмоль/мг белка (М+/-m)

Примечание: различия статистически не значимы.

Как можно видеть из таблицы 36, для анеуплоидных не тетраплоидных опухолей характерно относительно низкое среднее содержание РЭ и относительно высокая частота РЭ- опухолей. Сходные тенденции касаются так же и уровней РП, однако различия средних величин РП в зависимости от плоидности опухоли статистически не значимы (смотри таблицу 37).

Таблица 36. Влияние плоидности опухоли на уровень РЭ.

Средний уровень РЭ в фмоль/мг белка(М+/-m)

Частота РЭ- опухолей в процентах

Примечание: статистически значимы различия средних величин при сравнении 1 и 3 (р

Средний уровень РП в фмоль/мг белка(М+/-m)

Частота РП- опухолей в процентах

3. Анеуплоидные не тетраплоидные

Примечание: различия статистически не значимы.

Грубое сравнение БРВ и ОВ всех больных РМЖ I — III стадий в зависимости от уровней РЭ представлено на графиках 139 и 140. Больные с РЭ+

опухолями имеют некоторое преимущество по отдалённым результатам перед больными с РЭ- опухолями. Несмотря на большое количество больных в сравниваемых группах (675 с РЭ- опухолями и 973 с РЭ+ опухолями), различия БРВ находятся на пределе достоверности (р=0,04921), различия ОВ более убедительны (р=0,02494). Аналогичное сравнение в зависимости от наличия или отсутствия РП в опухоли говорит о более достоверных преимуществах у больных с РП+ опухолями перед больными с РП- опухолями как по БРВ (р=0,000029), так и по ОВ (р=0,00774, смотри графики 141 и 142).

При делении всего массива больных с изученными РЭ и РП в зависимости от наличия или отсутствия рецепторов, получили 4 группы больных: 1) с РЭ-РП- опухолями — 398 больных, 2) с РЭ-РП+ опухолями — 242 больных, 3) с РЭ+РП- опухолями — 345 больных, 4) с РЭ+РП+ опухолями — 588 больных.

Показатели БРВ (график 143) были наилучшими в 4 группе больных, наихудшими — в 1 группе, максимальные различия БРВ наблюдались между этими двумя группами (р=0,00023). Кроме того, статистически значимые различия БРВ наблюдались при сравнении следующих пар групп: 1 и 2 (р=0,00427), 2 и 3 (0,03174), 3 и 4 (0,006064), то есть между группами, различающимися между собой по содержанию РП. Различия БРВ между группами, отличающимися между собой только по уровню РЭ, а именно между 1 и 3 (р=0,4052), между 2 и 4 (0,9726) были менее выражены и не были статистически значимы.

Сравнение ОВ между этими группами (график 144) показало, что выживаемость была максимальной у больных 4 группы и минимальной у больных 1 группы, различия статистически значимы, р=0,002995. Показатели ОВ 2 и 3 группы имели промежуточные значения и не отличались статистически значимо от ОВ других групп.

адъювантной системной терапии.

10.4.1. Прогностическое значение уровня РЭ.

Для оценки влияния уровня РЭ в опухоли на течение болезни сравним показатели БРВ и В больных с различными уровнями РЭ при РМЖ T1-2N0M0 и с различными гистологическими формами, не получавших никакой адъювантной терапии. Количество больных в анализируемых группах представлено на графиках 145 и 146.

Кривые БРВ и ОВ больных с РЭ- опухолями и с РЭ+ опухолями проходят идентично, не имея статистически значимых различий. Таким образом, очевидно отсутствие самостоятельного влияния уровня РЭ в опухоли на сроки появления метастазов и сроки смерти больных, эта закономерность воспроизводилась при анализе БРВ и ОВ как среди больных репродуктивного периода, так и среди больных, находящихся в менопаузе.

Однако, не исключена возможность отсутствия такой закономерности при различных гистологических формах РМЖ. С другой стороны, может оказаться значимой для прогноза болезни другая граница уровня РЭ, отличная от принятой (10,0 фмоль/мг белка). Проведем анализ БРВ и ОВ больных РМЖ T1-2N0M0, не получавших никакой адъювантной терапии, в группах с различными гистологическими формами и с более детальным дроблением по уровням РЭ в тех случаях, где число больных позволяет это сделать.

При протоковом раке, самой частой гистологической форме РМЖ, можно видеть, что кривые БРВ и ОВ больных с различными уровнями РЭ в опухоли располагаются в пределах статистической ошибки друг от друга, то есть, течение болезни у пациенток, имеющих уровень РЭ от 0 до 9,9 фмоль/мг, не отличается от течения болезни у пациенток с опухолями, уровень РЭ у которых, например, превышает 100 фмоль/мг (смотри графики 147 и 148). Отсутствуют статистически значимые различия между всеми сравниваемыми группами больных и при анализе с помощью показателя log rank.

Аналогичное отсутствие зависимости БРВ и ОВ от уровней РЭ, наблюдается при дольковом раке (различия показателей БРВ и ОВ статистически не значимы, графики 149 и 150).

Только для таких редких форм РМЖ как слизистый, папиллярный и тубулярный характерна тенденция к повышению показателей БРВ и ОВ в группе пациенток, имеющих РЭ+ опухоли, по сравнению с группой больных, имеющих РЭ- опухоли, однако различия статистически не значимы (смотри графики 151 и 152).

Для медуллярного рака характерна обратная тенденция (смотри графики 153 и 154), самые высокие показатели БРВ и ОВ наблюдались у больных с РЭ- опухолями.

Относительно небольшая группа больных РМЖ T1-4N1-2M0 по разным причинам (отказ больной, отсутствие препарата по месту жительства, рекомендации других врачей, предпочтение нетрадиционных методов лечения и т.д.) не получала адъювантной системной терапии. Течение болезни по показателям БРВ и ОВ у этих больных в зависимости от уровней РЭ при градациях: РЭ=0 фмоль/мг (20 больных), РЭ 0,1 — 9,9 фмоль/мг (26 больных) и РЭ>= 10,0 фмоль/мг (54 больных) характеризуют графики 155 и 156. Отсутствуют статистически значимые различия между всеми сравниваемыми группами как по показателям БРВ, так и по ОВ, хотя тенденция к ухудшению течения болезни у больных с РЭ=0 довольно выражена.

10.4.2. Прогностическое значение уровня РП.

БРВ и ОВ больных РМЖ T1-2N0M0 не получавших системной терапии существенно отличаются в зависимости от уровня РП: у больных с РП+ опухолями эти показатели статистически значимо выше, чем у больных с РП- опухолями (смотри графики 157 и 158). В целом, за все время наблюдений в последней группе больных рецидив болезни наблюдался в 1,3 раза чаще, чем в первой.

Рассмотрим, как эта закономерность воспроизводится при различных морфологических формах рака и имеет ли прогностическое значение более точный учет уровня РП.

При протоковом раке кривая БРВ больных с РП-опухолями проходит заметно ниже кривых БРВ больных с РП+ опухолями, различия статистически значимы при сравнении групп больных с РП- опухолями с одной стороны, и больных с РП+ опухолями, имеющими уровень РП от 10,0 до 19,9 фмоль/мг, с другой (р=0,03532). Статистически значимых различий БРВ и ОВ между группами больных, имеющих РП+ опухоли со стратификацией уровней РП (10, 0 -19,9; 20,0-29,9; 30,0-49,9; 50,0-99,9 и >=100,0 фмоль/мг белка), не наблюдалось (смотри графики 159 и 160). При дополнительном анализе не получено также различий показателей БРВ и ОВ между группами больных, имевших уровень РП=0 и уровень РП, находящийся в интервале 0,1-9,9 фмоль/мг белка.

Меньшее количество больных дольковым раком не позволяет провести столь же подробный анализ, как это сделано для больных с протоковым

раком, однако очевидна тенденция (смотри графики 161 и 162) к более высоким показателям БРВ и ОВ больных с РП+ опухолями по сравнению с больными, имеющими РП- опухоли.

Для медуллярного рака характерны обратные тенденции: группа больных с РП- опухолями отличается лучшими показателями БРВ и ОВ по сравнению с группой больных с РП+ опухолями, однако различия не значимы статистически (смотри графики 163 и 164).

У больных с другими редкими формами рака (слизистом, папиллярном и тубулярном) сохраняются общие закономерности влияния уровня РП на результаты лечения: БРВ и ОВ лучше в группе больных с РП+ опухолями (смотри графики 165 и 166).

Среди больных, имевших местно-регионарное распространение болезни T1-4N1-2M0 и не получавших адъювантной системной терапии, влияние уровней РП на течение болезни имеет характер тенденции (смотри графики 167 и 168). Больные с уровнем РП>=10,0 фмоль/мг имеют лучшие

показатели БРВ и ОВ, однако различия статистически не значимы.

10.4.3.Сочетанное использование уровней РЭ и РП для прогноза.

Все больные РМЖ T1-2N0M0 были разбиты на 4 группы в зависимости от уровней РЭ и РП: 1) РЭ-РП-, 2) РЭ-РП+, 3) РЭ+РП- и 4) РЭ+РП+. Показатели БРВ и ОВ оказались идентичными в сравниваемых парах: в 1 и 3 группах, во 2 и 4 группах, и зависели только от уровня РП: у больных с РП+ опухолями они были выше, чем у больных с РП- опухолями (смотри графики 169 и 170). Статистически значимые различия показателей БРВ наблюдались при их сравнении больных 1-й группы с больными 2-й группы (р=0,03491) и 2-й группы с 3-й группой (р=0,0183). При сравнении показателей ОВ статистически значимые различия были получены между 1-й и 2-й группами (р=0,02914) и между 1-й и 4-й группами больных (р=0,03217).

Для удобства восприятия мы повторно приводим здесь рисунок 3. Как видно из рисунка, в условиях отсутствия адъювантной терапии значимость уровня РЭ всё-таки не равна нулю, хотя она и существенно ниже, чем значимость уровня РП и других факторов прогноза.

10.5. Прогностическое значение уровней РЭ и РП при проведении адъювантной эндокринной терапии.

Прогностическое значение уровней РЭ и РП при проведении адъювантной эндокринной терапии оценивалось путём сравнения показателей БРВ и ОВ больных РМЖ T1-4N1-2M0, получавших тамоксифен (нолвадекс, зитазониум) по 20 мг в сутки в течение 2 лет в качестве самостоятельного вида адъювантной терапии. Больным репродуктивного периода эндокринная терапия начиналась с тубоварэктомии или лучевого подавления функции яичников. Из данного анализа исключались больные, получавшие помимо тамоксифена какую-либо ещё системную терапию.

10.5.1. Прогностическое значение уровня РЭ.

На графиках 171 и 172 представлены кривые БРВ и ОВ больных с местно-регионарным распространением РМЖ (T1-4N1-2M0+T3-4N0M0),

получавших эндокринную терапию тамоксифеном, в зависимости от уровня РЭ в первичной опухоли, в сравнении с группой больных, не получавших никакой адъювантной системной терапии. Градации уровня РЭ и количество больных в группах приведены на графиках.

Читайте также:  Если принимать прогестерон до овуляции

У больных, получавших эндокринную терапию и имевших РЭ- опухоли (РЭ 0 — 9,9 фмоль/мг, 1 группа), показатели БРВ и ОВ совпадают с таковыми группы больных, не получавших адъювантной системной терапии (4 группа). Группа больных с уровнем РЭ от 10,0 до 99,9 фмоль/мг (2 группа) и группа больных с уровнем РЭ более 100 фмоль/мг (3 группа) имели более высокие показатели БРВ и ОВ по сравнению с больными 1 и 4 групп, однако различия статистически не значимы.

При подсчёте частоты рецидива болезни за всё время наблюдений оказалось, что у больных 1-й группы она была ниже в 1,1 раза, во 2-й группе — в 1,8 раза, в 3-й группе — в 2,0 раза по сравнению с 4-й группой больных. Частота смерти в 1-й группе была ниже в 1,3 раза, во 2-й группе — в 1,8 раза, в 3-й группе — в 2,6 раза.

Рассмотрим, насколько эти тенденции воспроизводятся среди больных с различным репродуктивным статусом. Сравнение течения болезни у больных c местно-регионарным распространением опухоли (T1-4N1-2M0 + T3-4N0M0) репродуктивного периода представлено на графиках 173 и 174. 1-ю группу составили 26 больных с РЭ + опухолями, не получавших никакой адъювантной терапии; 2-ю группу — 22 больные с РЭ + опухолями, получавшие тубоварэктомию или лучевое подавление функции яичников + тамоксифен. У больных, получавших эндокринную терапию отмечается выраженная тенденция к более высоким значениям, однако различия

статистически не значимы. Частота рецидива во второй группе наблюдалась в 2,5 раза реже, чем в первой группе.

У больных РМЖ T1-4N1-2M0 + T3-4N0M0, находящихся в естественной менопаузе возможно проведение сравнения при РЭ- опухолях и РЭ+ опухолях. Среди больных, имевших РЭ- опухоли, и леченных тамоксифеном, не отмечено повышения БРВ и ОВ по сравнению с больными, не получавшими никакой адъювантной системной терапии (смотри графики 175 и 176).

Напротив, у больных с РЭ+ опухолями применение тамоксифена сопровождалось тенденцией к повышению показателей БРВ и ОВ, снижением частоты рецидивов болезни в 1,6 раза и снижением смертей в 1,7 раза по сравнению с больными, имевшими РЭ+ опухоли и не получавшими адъювантной системной терапии (смотри графики 177 и 178).

10.5.2. Прогностическое значение уровня РП.

В зависимости от уровня РП больные РМЖ T1-4N1-2M0, получавшие тамоксифен, были разделены на 4 группы: 1) РП=0 фмоль/мг — 11 больных, 2) РП 0,1-9,9 фмоль/мг — 21 больная, 3) РП 10,0 — 99,9 фмоль/мг — 59 больных, 4) РП>=100,0 фмоль/мг — 15 больных. Пятую группу составили 102 больные с различными уровнями РП, не получавшие никакой адъювантной системной терапии.

По сравнению с 5-й группой больных у больных 1 группы отмечена тенденция к ухудшению показателей БРВ и ОВ, во 2-й, и 3-й группах наблюдалась тенденция к улучшению показателей БРВ и ОВ, в 4-й группе наблюдалось статистически значимое повышение БРВ (р=0,04395) и тенденция к повышению показателей ОВ (смотри графики 179 и 180).

Частота рецидива болезни за всё время наблюдений в 1-й группе не имела тенденции к снижению, во 2-й группе она была ниже в 1,6 раза, в 3-й — ниже в 1,7 раза и в 4-й — 2,6 раза чем у больных 5-й группы. По сравнению с 5-й группой больных частота смерти в 1-й группе была выше в 1,4 раза, во 2-й группе — в 3,2 раза ниже, в 3-й — в 1,9 раза ниже, в 4-й — в 2,5 раза ниже.

У больных репродуктивного периода с распространением опухоли, соответствующим T1-4N1-2M0 + T3-4N0M0, и РП+ статусом проведение эндокринной терапии, включающей тамоксифен, сопровождалось выраженным повышением показателей БРВ и ОВ (графики 181 и 182), снижением частоты рецидива болезни в 3,4 раза по сравнению с больными, не получавшими адъювантной системной терапии.

В группе больных РМЖ T1-4N1-2M0 + T3-4N0M0, находящихся в менопаузе и имевших РП- опухоли, применение тамоксифена не приводило к закономерным преимуществам в БРВ или ОВ больных по сравнению с группой больных, не получавших адъювантной системной терапии (графики 183 и 184).

У больных с РП+ опухолями приём тамоксифена давал заметную тенденцию к повышению БРВ и ОВ по сравнению с больными без системной терапии (графики 185 и 186), частота рецидива в первой группе была ниже в 1,6 раза, а смерти — в 1,9 раза по сравнению со второй группой больных.

10.5.3. Сочетанное использование уровней РЭ и РП для прогноза.

Число больных РМЖ T1-4N1-2M0, получавших тамоксифен и имевших уровень РЭ в диапазоне от 0 до 9,9 фмоль/мг, — невелико (19), поэтому оценить эффективность терапии тамоксифеном у больных с различными уровнями РП при РЭ- опухолях не представляется возможным.

У 94 больных РМЖ T1-4N1-2M0, которые получали тамоксифен, и имели РЭ+ опухоли, изучен уровень РП и возможен анализ его влияния на эффективность эндокринной адъювантной терапии. Из этого числа 10 больных имели уровень РП=0 фмоль/мг (1 группа), 16 больных — уровень РП 0,1 — 9,9 фмоль/мг (2 группа), 55 больных — уровень РП 10,0 — 99,9 фмоль/мг (3 группа) и 13 больных — уровень РП>=100,0 фмоль/мг (4 группа). Пятую группу составили 52 больные с РЭ+ опухолями и любыми уровнями РП, не получавшие никакой адъювантной системной терапии (смотри графики 187 и 188).

В 1-й группе больных наблюдалась тенденция к более низким показателям БРВ и ОВ по сравнению с больными 5-й группы, по сравнению с последними, у больных 2-й, 3-й и 4-й групп отмечались тенденции к более высоким значениям БРВ и ОВ, хотя различия не были статистически значимы.

Частота рецидива болезни в 1-й и в 5-й группах была идентична, во 2-й группе — в 1,9 раза ниже, в 3-й — в 1,7 раза ниже, в 4-й — в 3,2 раза ниже, чем в 5-й. По сравнению с частотой смерти в 5-й группе частота смерти в 1-й группе была в 1,2 раза выше, во 2-й группе — в 5,5 раза ниже, в 3-й группе — 2,1 раза ниже, в 4-й — в 2,2 раза ниже.

Сравнение течения болезни у больных c местно-регионарным распространением опухоли (T1-4N1-2M0 + T3-4N0M0) репродуктивного периода представлено на графиках 189 и 190. 1-ю группу составили 48 больных, со всеми уровнями РЭ и РП, не получавшими адъювантной системной терапии. 2-я группа представлена 15 больными с РЭ+РП+ опухолями.

Проведение эндокринной терапии, включавшей тамоксифен, приводило к статистически значимому повышению БРВ и выраженной тенденции к повышению ОВ и снижению частоты рецидивов болезни в 3,7 раза у больных 2-й группы по сравнению с больными 1-й группы.

У больных РМЖ T1-4N1-2M0 + T3-4N0M0, находящихся в естественной менопаузе, проведение адъювантной терапии тамоксифеном при РЭ+РП- опухолях сопровождается тенденциями к минимальному повышению показателей БРВ и ОВ по сравнению с больными, не получающими никакой адъювантной системной терапии (смотри графики 191 и 192). При РЭ+РП+ опухолях применение тамоксифена даёт тенденции к более высоким показателям БРВ и ОВ по сравнению с больными, не получающими никакой адъювантной системной терапии (различия статистически не значимы); частота рецидива болезни в этом случае снижается в 1,6 раза, а смерти — в 1,8 раза у первых по сравнению со вторыми.

Влияние уровней РЭ и РП на эффективность адъювантной химиотерапии оценивалось путём сравнения БРВ и ОВ больных РМЖ T1-4N1-2M0 + T3-4N0M0 или в более однородном массиве больных РМЖ T1-2N1M0 с различными уровнями РЭ и РП. Сравнивались, с одной стороны — показатели больных, получавших химиотерапию по схеме CMF, или показатели больных, получавших все анализируемые виды химиотерапии (монохимиотерапия тиофосфамидом или комбинированная химиотерапия по схеме CMF или по схемам, включающим доксорубицин) с интенсивностью дозы за 6 месяцев после операции не менее 1/2 от расчётной и не получавших эндокринной терапии; с другой стороны, — не получавших никакой адъювантной системной терапии.

10.6.1. Прогностическое значение уровня РЭ.

На графиках 193 и 194 представлено сравнение показателей БРВ и ОВ больных РМЖ T1-4N1-2M0 + T3-4N0M0 репродуктивного периода c РЭ- опухолями. Проведение адъювантной химиотерапии по схеме CMF привело к незначительному повышению БРВ (но не ОВ) больных по сравнению с аналогичными показателями больных, не получавших системной адъювантной терапии, различия статистически не значимы.

Проведение химиотерапии всех анализируемых видов больным РМЖ T1-4N1-2M0 + T3-4N0M0 репродуктивного периода c РЭ- опухолями также сопровождалось тенденцией к повышению показателей БРВ, но не ОВ по сравнению с больными, не получавшими адъювантной системной терапии (смотри графики 195 и 196).

У больных РМЖ T1-4N1-2M0 + T3-4N0M0 репродуктивного периода c РЭ+ опухолями в данном сравнении проведение химиотерапии по схеме

CMF не приводило к улучшению показателей БРВ и ОВ (смотри графики 197 и 198). Проведение химиотерапии всех анализируемых видов у этой категории больных не давало преимуществ в БРВ и ОВ по сравнению с больными, не получавшими никакой адъювантной терапии (смотри графики 199 и 200).

У больных РМЖ T1-4N1-2M0 + T3-4N0M0, находящихся в менопаузе, c РЭ- опухолями химиотерапия всех анализируемых видов не давала даже тенденции к улучшению БРВ, но сопровождалась некоторым повышением ОВ по сравнению с больными, не получавшими никакой адъювантной терапии (смотри графики 201 и 202).

При РМЖ T1-2N1M0 проведение химиотерапии по схеме CMF сопровождалось отчётливой тенденцией к повышению показателей БРВ и ОВ только у больных с РЭ+ опухолями по сравнению с больными, не получавшими адъювантного лечения (графики 203 и 204), в то время как у больных

с РЭ- опухолями различий показателей БРВ и ОВ в зависимости от проведения химиотерапии не наблюдалось (смотри графики 205 и 206).

10.6.2. Прогностическое значение уровня РП .

При сравнении показателей БРВ и ОВ больных РМЖ T1-4N0M0 + T3-4N0M0 репродуктивного периода c РП- опухолями проведение адъювантной химиотерапии по схеме CMF привело к незначительному повышению БРВ (но не ОВ) больных по сравнению с показателями БРВ больных, не получавших системной адъювантной терапии, различия статистически не значимы (смотри графики 207 и 208).

У больных РМЖ T1-4N0M0 + T3-4N0M0 репродуктивного периода c РП+ опухолями в данном сравнении проведение химиотерапии по всем анализируемым схемам не приводило к улучшению показателей БРВ и ОВ (смотри графики 209 и 210), в то время как у больных с РП- опухолями отмечалось повышение показателей БРВ (но не ОВ) по сравнению с больными, не получавшими адъювантной терапии (смотри графики 211 и 212).

У больных, находящихся в менопаузе, при степени распространенности болезни, соответствующей T1-4N1-2M0 + T3-4N0M0, и РП- статусе опухоли проведение химиотерапии (по всем анализируемым схемам) не сопровождалось даже тенденцией к повышению показателей БРВ и ОВ по сравнению с больными, не получавшими адъювантной терапии (смотри графики 213 и 214).

Напротив, при РМЖ T1-2N1M0 проведение химиотерапии по схеме CMF у больных с РП+ опухолями сопровождалось более высокими показателями БРВ и ОВ по сравнению с больными, не получавшими адъювантной системной терапии (смотри графики 215 и 216).

У больных с РП- опухолями химиотерапия не улучшала результаты лечения (смотри графики 217 и 218).

10.6.3. Сочетанное использование уровней РЭ и РП для прогноза.

На графиках 219 и 220 представлено сравнение показателей БРВ и ОВ больных РМЖ T1-4N1-2M0 + T3-4N0M0 репродуктивного периода в трёх группах: 1) со всеми уровнями РЭ и РП и отсутствием адъювантной системной терапии (48 больных), 2) с РЭ-РП- опухолями, получавшие химиотерапию по схеме CMF (16 больных), 3) с РЭ+РП+ опухолями, получавшие химиотерапию по схеме CMF (10 больных). Во 2-й группе больных не отмечено тенденций к повышению показателей БРВ и ОВ по сравнению с показателями 1-й группы больных. У больных 3-й группы наблюдалась тенденция к более высоким значениям БРВ по сравнению с больными 1-й группы, различия статистически не значимы.

Под химиоэндокринной терапией в настоящем анализе понималось сочетанное применение в послеоперационном периоде химиотерапии (монохимиотерапия тиофосфамидом или комбинированная химиотерапия по схеме CMF или по схемам, включающим доксорубицин) с интенсивностью дозы за 6 месяцев после операции не менее 1/2 от расчётной в сочетании с 2-летним приёмом тамоксифена по 20 мг в сутки, у больных репродуктивного периода адъювантная эндокринная терапия начиналась с оперативного удаления яичников или лучевого подавления их функции.

Влияние уровней РЭ и РП на эффективность адъювантной химиоэндокринной терапии оценивалось путём сравнения БРВ и ОВ больных РМЖ T1-4N1-2M0 + T3-4N0M0 с различными уровнями РЭ и РП. Сравнивались показатели больных, получавших химио-эндокринную терапию с показателями больных: а) не получавших никакой адъювантной системной терапии, b) получавших химиотерапию, с) получавших эндокринную терапию.

10.7.1. Прогностическое значение уровня РЭ.

На графиках 221 и 222 представлено сравнение показателей БРВ и ОВ больных РМЖ T1-4N1-2M0 + T3-4N0M0 репродуктивного периода c РЭ+ опухолями. 26 больных 1-й группы не получали адъювантной системной терапии, больные 2-й группы (22) получали только эндокринную терапию, больные 3-й группы (26) получали только химиотерапию и больным 4-й группы (15) проводилась химиоэндокринная терапия. В последней группе больных наблюдались наилучшие показатели БРВ, показатели ОВ были лучшими у больных 2-й и 4-й групп, однако все различия статистически не значимы.

У больных РМЖ T1-4N1-2M0 + T3-4N0M0, находящихся в менопаузе и имевших РЭ+ опухоли, число больных позволяет сравнивать 3 группы: 1) без адъювантной системной терапии (32 больные), 2) получавших только эндокринную терапия тамоксифеном (82 больные) и 3) получавших химиоэндокринную терапию (22 больные). Самые высокие показатели БРВ наблюдались у больных, получавших химиоэндокринную терапию, различия не были статистически значимыми (смотри графики 223 и 224). Показатели ОВ между группами различались незначительно.

10.7.2. Прогностическое значение уровня РП.

На графиках 225 и 226 представлено сравнение показателей БРВ и ОВ больных РМЖ T1-4N1-2M0 + T3-4N0M0 репродуктивного периода c РП+ опухолями. Больные 1-й группы (19) не получали адъювантной системной терапии, больные 2-й группы (18) получали только эндокринную терапию, больные 3-й группы (18) получали только химиотерапию по схеме CMF и больным 4-й группы (10) проводилась химиоэндокринная терапия, причём химиотерапия проводилась только по схеме CMF. У больных последней группы отмечена тенденция к улучшению БРВ (но не ОВ) по сравнению с больными 1-й группы, лучшими были показатели БРВ и ОВ у больных 2-й группы, однако различия не были статистически значимы.

Читайте также:  Если повышен уровень прогестерона у женщины

Аналогичное сравнение БРВ и ОВ больных РМЖ T1-4N1-2M0 + T3-4N0M0 репродуктивного периода c РП+ опухолями со всеми анализируемыми видами химиотерапии демонстрируют графики 227 и 228. Группы 1 и 2 повторяют такие же группы предыдущей пары графиков, 3-ю группу составили 30 больных, получавших только химиотерапию по всем анализируемым схемам, 4-ю группу — больные, получавшие химиоэндокринное лечение, причём химиотерапия проводилась по всем анализируемым схемам (12 больных). БРВ и ОВ больных 4-й группы имели тенденцию к повышению по сравнению с БРВ и ОВ больных 1-й и 3-й групп, различия не были статистически значимы.

У больных, находящихся в менопаузе при степени распространенности болезни, соответствующей T1-4N1-2M0 + T3-4N0M0 и имевших РП- опухоли, проведение химиоэндокринного лечения (химиотерапия проводилась по всем анализируемым схемам), так же, как и других видов адъювантной терапии, не приводило к повышению показателей БРВ и ОВ (смотри графики 229 и 230).

Адъювантная химиоэндокринная терапия (химиотерапия проводилась по всем анализируемым схемам), больных РМЖ T1-4N1-2M0 + T3-4N0M0, находящихся в менопаузе, с РП+ опухолями приводит к более высоким показателям БРВ и ОВ по сравнению с больными, не получавшими адъювантной терапии или получавшими только эндокринную терапию тамоксифеном (смотри графики 231 и 232, различия статистически не значимы).

10.7.3. Сочетанное использование уровней РЭ и РП для прогноза.

На графиках 233 и 234 представлено сравнение показателей БРВ и ОВ больных РМЖ T1-4N1-2M0 + T3-4N0M0, находящихся в менопаузе. Проведение химиоэндокринной терапии (химиотерапия проводилась по всем анализируемым схемам) у больных с РЭ+РП+ опухолями имело преимущество по показателям БРВ и ОВ как по сравнению с больными, получав шими только эндокринную терапию, так и по сравнению с больными, не получавшими никакой адъювантной терапии (различия статистически не значимы).

В целом, при проведении адъювантной системной терапии прогностическое значение уровней РЭ и РП резко возрастает. Для удобства восприятия мы повторно приводим здесь рисунок 4. Как видно из рисунка, в условиях проведения адъювантной терапии значимость уровня РЭ уже превышает значимость гистологической формы, а значимость уровня РП приближается к значимости таких сильных факторов прогноза как число поражённых лимфатических узлов, показатели “N” и ”T” (по сравнению с относительно слабыми прогностическими значениями уровней РЭ и РП при отсутствии адъювантной терапии, смотри рисунок 3).

Для долькового рака характерен больший средний уровень РП и большая частота РП+ опухолей, чем для протокового рака.

Для медуллярного рака характерны самые низкие средние величины РЭ и РП и самые высокие частоты РЭ- и РП- опухолей по сравнению с другими морфологическими формами РМЖ.

При протоковом раке 3 степени злокачественности наблюдаются меньшие средние величины РЭ и РП и большая частота РЭ- и РП- опухолей, чем при протоковом раке 1 или 2 степеней злокачественности.

Уровень РЭ не является фактором прогноза у больных, не получающих адъювантной системной терапии.

Уровень РП в опухоли — слабый фактор прогноза, у больных с РП- опухолями риск развития рецидива болезни в 1,3 раза выше, чем у больных с РП+ опухолями при отсутствии адъювантной системной терапии, 10,0 фмоль/мг — адекватная граница рецепторопозитивности. У больных РМЖ с медуллярной морфологической формой наблюдается тенденция к обратным соотношениям: при РП- опухолях рецидив болезни наблюдается реже, чем при РП+ опухолях.

В условиях проведения адъювантной системной терапии прогностическое значение уровней РЭ и РП резко возрастает. Эндокринная терапия с применением тамоксифена больных РМЖ T1-4N1-2M0 + T3-4N0M0 сопровождается выраженной тенденцией к повышению показателей БРВ и ОВ больных с РЭ+ опухолями, у больных с РЭ- опухолями такая тенденция отсутствует. Эндокринное лечение больных РМЖ T1-4N1-2M0 + T3-4N0M0 с уровнями РП 0,1- 9,9 фмоль/мг белка и 10,0- 99,9 фмоль/мг белка сопровождается тенденциями к повышению показателей БРВ, при уровне РП>= 100,0 фмоль/мг белка наблюдается статистически значимое повышение БРВ, у больных с уровнем РП=0 отмечается тенденция к понижению БРВ по сравнению с больными, не получавшими адъювантной системной терапии и имевшими все уровни РП.

Сочетанное изучение уровней РЭ и РП показывает, что группа больных РМЖ T1-4N1-2M0 + T3-4N0M0 с РЭ+ опухолями неоднородна по реакции на эндокринную терапию, включающую тамоксифен: у больных с уровнем РП=0 отсутствует тенденция к повышению БРВ, у больных с уровнями РП 0,1- 9,9; 10,0- 99,9 и >= 100,0 фмоль/мг белка имеются тенденции к улучшению БРВ и ОВ, причём тенденции к улучшению тем больше, чем выше уровень РП. У больных с РЭ+РП+ опухолями репродуктивного периода, получавших эндокринную терапию с применением тамоксифена, наблюдалось статистически значимое повышение БРВ по сравнению с больными, не получавшими адъювантной системной терапии.

Попытка увязать эффективность адъювантной химиотерапии с уровнями РЭ и РП не приводит к статистически значимым результатам. Можно отметить противоречивые тенденции. У больных РМЖ T1-4N1-2M0 + T3-4N0M0 репродуктивного периода с РЭ- опухолями проведение адъювантной химиотерапии давало тенденции к улучшению БРВ, а у больных с РЭ+ опухолями — нет. У больных РМЖ T1-4N1-2M0 + T3-4N0M0, находящихся в менопаузе с РЭ- опухолями, проведение адъювантной химиотерапии не сопровождалось тенденциями к улучшению БРВ, больных с РЭ+ опухолями было недостаточно для анализа.

При РМЖ T1-4N1-2M0 + T3-4N0M0 у больных репродуктивного периода тенденция к улучшению БРВ от проведения адъювантной химиотерапии наблюдалась только у больных с РП- опухолями, а у больных с РП+ — нет; у больных, находящихся в менопаузе, наблюдалась противоположная тенденция: лечение имело тенденции к эффекту у больных с РП+ опухолями, у больных с РП- опухоли позитивные тенденции от лечения отсутствовали.

Эффективность химиоэндокринной адъювантной терапии зависит от уровней РЭ и РП. У больных с РП- опухолями химиоэндокринная терапия не сопровождалась тенденциями к улучшению показателей БРВ и ОВ по сравнению с больными, не получавшими адъювантной терапии. Создаётся впечатление о суммации эффекта химиотерапии и эндокринной терапии у больных РМЖ с РЭ+ и РП+ опухолями.

источник

Исследование рецептивности эндометрия: рецепторы к эстрогенам, рецепторы к прогестеронам (в строме и железах эндометрия), Ki67 (индекс пролиферативной активности) (кроме PTEN)

Исследование проводится в целях диагностики патологии репродуктивной функции, а также для оценки тяжести гиперпластического процесса. Определение уровня рецепторов эстрогена и рецепторов прогестерона в среднюю стадию фазы секреции позволяет оценить степень эндометриальной дисфункции. Ki-67 – индекс пролиферативной активности – белок, который синтезируется в ядрах клеток, находящихся в процессе деления. Является одним из специфических маркеров хронического эндометрита. Исследование экспрессии Ki-67 маркера позволяет подтвердить наличие диспластических процессов, выявить поражения шейки матки с высоким риском дальнейшей прогрессии.

Определение рецепторов эстрогена, прогестерона и Ki -67 в эндометрии.

Immunocytochemical analysis ofstero >Ki-67 , immunocytochemistry of progesterone, estrogen receptors and Ki-67.

Метод исследования

Жидкостная цитология + иммуноцитохимическое исследование.

Какой биоматериал можно использовать для исследования?

Мазок смешанный из цервикального канала и поверхности шейки матки.

Общая информация об исследовании

Стандартное морфологическое исследование эндометрия включает определение клеточного состава, соотношения клеток, фазы менструального цикла, патологических изменений – признаков атипии, инфильтрации воспалительными клетками при световой микроскопии. Материалом для исследования является эндометрий, полученный методом аспирационной биопсии эндометрия или при гистероскопии с биопсией эндометрия, после выскабливания (кюретаж полости матки).

Иммуноцитохимия – это метод исследования клеток, основанный на обнаружении специфических антигенов с помощью присоединения к ним антител, меченных флюорохромом или ферментом. Антигены – молекулы белков или углеводов, имеющие уникальную трёхмерную структуру, способные индуцировать образование антител. Антитела – иммуноглобулины, распознающие антигены и присоединяющиеся к ним во время реакции «антиген-антитело». Антигены и антитела неразличимы при исследовании методом световой и электронной микроскопии. Для обнаружения специфических антигенов к образцу клеток добавляют реагент, содержащий меченные флюорохромом или ферментом антитела, в результате чего образуется иммунный комплекс «антиген-антитело». Комплексы формируют специфическое окрашивание клеток и их внутренних структур, обеспечивая детекцию патологических изменений на молекулярном уровне. Иммуноцитохимическое исследование позволяет верифицировать онкологические заболевания, метастатические поражения, определить их гистологическую принадлежность, оценить экспрессию маркеров, влияющих на прогноз заболевания и подбор схемы эффективной химиотерапии.

Эндометрий – слизистая оболочка, выстилающая полость матки изнутри, необходимая для имплантации оплодотворенной яйцеклетки и развития плаценты во время беременности. Он подвергается динамическим структурным и функциональным изменениям во время менструального цикла под действием женских половых гормонов — эстрогена и прогестерона, последовательно секретируемых яичником. Нарушение экспрессии рецепторов эстрогена и прогестерона в эндометрии нарушает нормальное циклическое функционирование эндометрия у женщин репродуктивного возраста и вызывает ряд патологических состояний, включающих аномальные маточные кровотечения, бесплодие.

Иммуноцитохимическое исследование образца, содержащего клетки эндометрия, позволяет определить выраженность экспрессии рецепторов к эстрогену и прогестерону и определить их соотношение. В нормальном эндометрии происходит циклическое изменение баланса рецепторов женских половых гормонов в зависимости от фазы менструального цикла.

В стадию ранней пролиферации после пятого дня цикла начинается прогрессивное увеличение рецепторов к эстрогену (ER) в строме и эпителии желёз, продолжающееся в позднюю пролиферативную фазу с максимальным пиком экспрессии в предовуляторном периоде и во время овуляции. После овуляции отмечается постепенное снижение уровня рецепторов к эстрогену, обусловленное действием прогестерона.

Увеличение рецепторов к прогестерону начинается в позднюю пролифертивную фазу, достигая максимальной экспрессии в предовуляторном период, во время овуляции. В секреторную фазу железистый эпителий постепенно уменьшает экспрессию рецепторов к прогестерону, в то время как экспрессия рецепторов на стромальных клетках продолжает увеличиваться.

Максимальное количество клеток эндометрия, экспрессирующих рецепторы к женским половым гормонам, отмечается в конце поздней пролиферативной фазы и предовуляторный период, со смещением соотношения в сторону рецепторов к эстрогену (референтный интервал ER/PR составляет от 2-4:1). В секреторную фазу соотношение ER/PR смещается в сторону рецепторов к прогестерону и составляет 1:2, в стромальных клетках до 1:3 к концу менструального цикла.

К концу менструального цикла количество рецепторов к женским половым гормонам снижается до минимальных значений.

Одной из причин бесплодия может быть повышение экспрессии эстрогеновых рецепторов с одновременным снижением экспрессии прогестиновых рецепторов в клетках эндометрия в раннюю секреторную фазу, что нарушает способность эндометрия к имплантации оплодотворенной яйцеклетки.

При хроническом эндометрите отмечается смещение максимального пика экспрессии рецепторов эстрогена и прогестерона в сторону пролиферативной фазы, уменьшение количества клеток, экспрессирующих рецепторы, более раннее истощение рецепторного аппарата с резким снижением эстрогеновых рецепторов в раннюю секреторную фазу. Аналогичные изменения характерны и для рецепторов к прогестерону в клетках эпителия желез.

Для неопластической трансформации эндометрия характерно снижение рецепторов к эстрогену и прогестерону. До 80% опухолей эндометрия экспрессируют рецепторы к эстрогену. Высокая экспрессия рецепторов женских половых гормонов с сохранением соотношения ER/PR свидетельствует о высокой дифференцировке клеток опухоли, что связано с более благоприятным прогнозом в отношении выживаемости. Низкое содержание рецепторов прогестерона позволяет прогнозировать лучший ответ на химиотерапию гормональными препаратами (прогестинами).

Ki-67 – это ДНК-связывающий ядерный белок, экспрессирующийся в пролиферирующих клетках, который предотвращает разрушение хромосом во время деления. Он используется как маркер пролиферации при опухолевых процессах, в некоторых случаях позволяет определить злокачественность процесса, склонность опухоли к метастазированию, прогнозировать ответ на химиотерапию с включением гормональных препаратов. Ki-67 присутствует в нормальных клетках эндометрия в пролиферативную фазу и в очень малом количестве в секреторную. В большем количестве белок содержится в стромальных клетках функционального слоя эндометрия.

Определение экспрессии Ki-67 проводится методом иммуноцитохимии. К образцу, содержащему клетки эндометрия, добавляют меченый антиген к белку Ki-67. В результате реакции «антиген-антитело» формируется специфическое окрашивание ядер клеток. Для анализа выполняется подсчет позитивно меченных клеток, оценка интенсивности окрашивания ядра.

Экспрессия Ki-67 значительно повышается при атипической гиперплазии, раке эндометрия.

При всех типах гиперплазии эндометрия отмечается снижение экспрессии ER, PR и Ki-67 по сравнению с нормальным эндометрием в фазу пролиферации. При сравнении результата иммуноцитохимии с нормальным эндометрием в секреторную фазу наблюдается обратная картина: экспрессия ER, PR и Ki-67 значительно выше при гиперплазии эндометрия.

При раке эндометрия экспрессия ER и PR снижается с одновременным увеличением Ki-67. Чем выше экспрессия Ki-67, тем более низкая дифференцировка клеток опухоли, что свидетельствует о менее благоприятном прогнозе для жизни.

Когда назначается исследование?

  • При необходимости подтверждения или исключения хронического эндометрита;
  • при оценке тяжести и контроле течения гиперплазии миометрия;
  • при обследовании женщин с миомой матки, кистами яичников, эндометриозом;
  • при определении гормонально-рецепторного статуса при эндометриальной карциноме;
  • при первичном и вторичном бесплодии;
  • при невынашивании или ранней потере беременности в анамнезе;
  • при подготовке к ВРТ и/или неудачных попытках ЭКО;
  • при утолщении эндометрия, выявленном на УЗИ у женщин, принимающих ЗГТ, тамоксифен;
  • пациенткам со злокачественной опухолью молочной железы;
  • при уточнении диагноза при сомнительных результатах морфологического заключения.

Что означают результаты?

Соотношение рецепторов эстрогена к рецепторам прогестерона (ЕR/PR) в строме составляет 4:1.

При хроническом эндометрите отмечается смещение пика уровня экспрессии рецепторов эстрогенов и прогестерона в сторону средней и поздней стадий фазы пролиферации, в то время как в нормальном эндометрии пик экспрессии приходится на овуляцию.

Нарушение экспрессии рецепторов половых гормонов связано с формированием гиперплазии эндометрия и определяет форму и тяжесть гиперпластического процесса.

При простой железистой гиперплазии без атипии наблюдается повышение рецепторов ER и PR в эпителии желез и стромальных элементах с одновременно высокими показателями экспрессии маркера пролиферации Ki-67.

При неопластической трансформации клетки эндометрия частично или полностью утрачивают рецепторы к эстрогенам и прогестерону. Соотношение рецепторов ER/PR в клетках различных аденокарцином различается и связано со степенью морфологической дифференцировки опухоли.

Степень экспрессии белка Ki-67 увеличивается по мере нарастания неопластических изменений эпителия шейки матки и достигает максимума при цервикальной плоскоклеточной карциноме. Его величина прямо коррелирует со степенью гистологической злокачественности.

Степень экспрессии Ki-67 выражается в процентах.

[12-133] Диагностика хронического эндометрита: CD20+, CD56+, CD138+, HLA-DR [12-071] Гистологическое исследование биопсийного материала [08-057] Антиген плоскоклеточной карциномы (SCCA)

Кто назначает исследование?

Гинеколог, эмбриолог, онколог, эндокринолог, цитолог.

1) Techniques of immunohistochemistry: principles, pitfalls, and standardization. Richard W. Cartun, Clive R. Taylor and David J. Dabbs. Diagnostic Immunohistochemistry, Chapter 1, 1-46.

2) Benign Endometrium. David W Kindelberger and Marisa R Nucci. Gynecologic Pathology: A Volume in the Series: Foundations in Diagnostic Pathology, Chapter 6, 197-232.

3) The Female Genital Tract. Lora Hedrick Ellenson and Edyta C. PirogRobbins and Cotran Pathologic Basis of Disease, Chapter 22, 991-1042.

источник